mayak

Художница Яна Ландэ: в Одессе все очень хорошо с культурой, но с искусством – сложно

10.06.2016

Интервью

С 26 июня по 13 июля в одесском Музее западного и восточного искусства состоится выставка Яны Ландэ «В сторону света», где центральные персонажи полотен — маяки и путеводные звезды. Художница училась в Одессе и в Петербурге, работала помощником художника-постановщика на съемках фильма Джузеппе Торнаторе «Легенда о пианисте». Картину Яны Ландэ, презентованную на первой персональной выставке, приобрел Музей Гуггенхейма в Нью-Йорке.

IMG_9881

В 2009 году Яна Ландэ выставлялась в Москве и Киеве, принимала участие в нескольких групповых выставках, в том числе Третьей Московской биеннале, выставке Арт Москва в 2008, 2009 и 2010 годах и Wynwood Art Fair в Майами. А в 2010 году выставка «Короны» была представлена в Salamatina Gallery Нью-Йорка. В данный момент экспозиция демонстрируется в Лондоне и приурочена к 90-летию королевы Елизаветы II.

МАЯК побеседовал с художницей не только о маяках, но и о других важных символах и смыслах современного искусства.

— Как получилось, что это ваша первая выставка в Одессе, несмотря на то, что вы одесситка?

Я училась в Одессе, окончила Одесское художественное училище имени Грекова, где получила настолько мощную базу, что потом ничего не было страшно. С самого детства я знала, что буду художником – сначала родители воспринимали это как шутку, а потом поняли, что я говорю всерьез. Решение идти в Художественное училище стало трагедией: в семье физики, инженеры, врачи и тут вдруг художник, при том, что училище – это не высшее образование. Родители разрешили поступать только потому, что это было очень сложно, шансов практически не было. С тех пор у меня правило в жизни: если есть хоть один шанс из миллиона – он мой.

Первый собственный заработок я получила в Одессе – еще когда мне было лет 13-14, папа продавал мои рисунки и поделки в Горсаду, за один-два доллара. Огромные деньги!

После Одессы я поехала поступать в Краков, — там с порога сообщили, что все очень хорошо, но нужен спонсор. Я решила, что с таким позором домой не вернусь, и поехала в Гамбург, где мои работы действительно понравились. Учиться там не получилось уже по другим причинам: не открыли мне визу на обучение, потому что я была не замужем и без детей.

Вернулась в Одессу, стала преподавать, а потом поехала на два дня в Эрмитаж и в Петербурге вышла замуж за одессита. В Одессу уже не вернулась – окончила Театральную академию в Санкт-Петербурге и Институт кино и телевидения, потом поступила в МГУ в аспирантуру и стала работать куратором очень модной московской галереи.

2

«Crowns. England»

— Как вы создавали работы на свою первую персональную выставку?

Первая персональная выставка прошла через много лет после окончания Одесского художественного училища и была совершенной случайностью. Я много работала с современным искусством, и все его темы казались мне очень жесткими. Хотелось создать что-то позитивное, и я решила нарисовать счастье. Долго думала над тем, что такое счастье, анализировала самые счастливые моменты в жизни и поняла, что все объединяло тотальное растворение. Когда женщина счастлива, она растворяется в мужчине, детях, работе. Я начала рисовать растворение, и когда принесла работы в галерею, мне сказали: «Это классно, но очень по-женски». Тогда я нарисовала мужское счастье. Перед этим я долго изучала, как же изображаются в истории человечества счастливые мужчины.

И показалось, что их всех объединяет неоспоримая власть, и они все изображаются сидящими на тронах. Счастливый мужчина сидит и властвует.

Он должен уже занять свое место – про место, кстати, я очень много размышляла в своем творчестве. Была серия стульев, где обивка растворяется в узоре на стене, но каркас стула стоит прочно. Потом мне показалось, что недостаточно растворяться и знать свое место, нужно еще что-то божественное, какой-то свет. Так появилась серия люстр.

— Получается, каждая серия картин перетекает в другую?

Да, это как размышления и разговор. Каждая серия была отдельной выставкой. В своих размышлениях я пришла к пониманию целостности через растворение, но нужен был символ этой целостности. Им стала корона. Сейчас «Короны» выставляются в Лондоне, выставку приурочили ко дню рождения Ее Величества. Интересно, что в честь дня рождения Королевы Елизаветы были зажжены тысячи маяков во всех ее владениях. Будущая выставка – это тоже своеобразное зажигание маяков.

Приходит тема, и тогда нужно выговориться – я не могу знать, сколько будет работ на эту тему. Я рисую, рисую, а потом понимаю, что все уже сказано. И дальше приходит следующая тема, продолжение прошлой. Я развиваюсь, и мое творчество развивается. Но мне не стыдно за работы прошлых лет, потому что всегда выкладываюсь полностью.

1

«Crowns. France»

 — Какие эмоции у вас вызывает зритель, который смотрит на ваши картины?

Это очень страшно. Это как выйти на улицу обнаженной в месте, где этого совсем не ждут. Ты открыто разворачиваешь себя, и тебе могут сказать что угодно. Многим сейчас помогает пиар, как в сказке «Голый король». Иногда ничего выдающегося, но пиар делает свое дело – все смотрят и говорят, что это все шикарно.

— Чего вы ждете от одесской публики? Ее часто называют очень требовательной и избалованной.

Эта избалованность очень странная, поскольку в Одессе практически нет современного искусства. В Одессе все очень хорошо с культурой, но с искусством – сложно.

Мы отстаем от мировых тенденций и разговоров, у нас нет очередей в музеях, нет ажиотажа перед художественным событием.

С одной стороны,  есть потребность – люди ходят и в театры и на лекции, но все происходит очень точечно. А вот в Нью-Йорке, например, на одной улице музеев больше, чем во всей нашей стране. Я надеюсь, что мой проект окажется достаточно интересным, что он привлечет людей в музей немного больше, чем обычно.

— О чем выставка?

Об истинных ценностях и об их подмене. Я думаю, что сегодня – или из-за века рекламы, или из-за новых технологий – все стало более поверхностно. Нам достаточно прочитать заголовок или просмотреть картинку, ни у кого нет времени углубляться.

— Вы о клиповом мышлении?

Скорее это интернетовское мышление. Постмодернизм существует не только в искусстве, он в нашей жизни. Поэтому я думаю, что моя выставка очень актуальна. Раньше главным было найти информацию, а сейчас ее столько, что важно в ней не утонуть.

Правильные ориентиры – это главное, на что мы должны опираться и чему надо учить детей. А самый главный ориентир – это любовь. В Одессе все пропитано любовью.

— Сколько времени у вас занимает создание серии картин?

Раньше на проект нужен был год, но на последние уходило по два, «В сторону света» я создавала как раз два года. Я рисую все время, между обычными домашними делами, у меня картины большие — они отлично заталкиваются под кровать, чтобы никому не мешать. Для домашних художник в доме — это всегда испытания, потому что все в краске, как не старайся делать аккуратно. Теперь у меня наконец-то появилась мастерская в Одессе.

3

Фрагмент картины из серии «В сторону света». 

— Какие материалы Вы используете в работе?

Из-за того, что я работаю дома, мне пришлось перейти на акрил. Акрилом меня соблазнили лет 20 назад галеристы в Гамбурге, говоря, что это новые технологии и это то, чем скоро будет рисовать весь мир. Главная особенность этой краски в отсутствии запаха. Я нашла свой любимый акрил, голландский Royal Talens – это те цвета и та вязкость краски, которая мне нужна. Изначально я покупала пигменты, сама их растирала и уходила в эту магию, занималась чудом волшебства и создания цвета. Но время диктует  другие скорости, его уже не хватает на растирание красок. Маслом я тоже писала, например, портреты братьев Чепмен (Джейк и Динос Чепмены — английские концептуальные художники).

— Часто ли вы работаете на заказ и насколько это сложно?

Я не так часто писала на заказ, здесь все зависит от заказчика. Мне в этом плане везло. Очень интересный был заказ от братьев Чепмен, они сами практически не рисуют, а берут картину и дорисовывают. Многие говорят, что они картины уродуют, но при этом братья приобретают картины за пару тысяч долларов, а потом после своей «обработки» продают за сотни тысяч. Пришлось согласиться с тем, что я не знаю о дальнейшей судьбе этих портретов, чтобы не претендовать на авторские права.

Еще была работа на заказ: меня попросили написать трехметровую картину, задав только тему. Так рисовать интересно.

портреты

Портреты братьев Чепмен

— Какие эмоции вы испытываете перед созданием картины? Страх или, может, предвкушение?

Перед белым холстом всегда очень страшно, испытываешь трепет, будто актер накануне выхода на сцену. Есть несколько этапов страха: первый, когда еще ничего не нарисовано, второй – когда холст уже испорчен, но еще не понятно, получится что-то или нет, и последний, связанный с моментом финального мазка. Здесь важно вовремя остановиться.

— В начале встречи вы сказали, что современное искусство жесткое и мужское. При этом много людей вообще его не понимают, откуда берутся все шутки про случайно оставленный мусор на полу галереи, принятый за серьезную инсталляцию.

Я тоже ничего не понимаю о современном искусстве. Бесконечно езжу на всякие выставки, смотрю, но ничего не понимаю. Еще страшнее, что я вроде бы этим занимаюсь, но чем больше углубляешься, тем больше все непонятно.

Как разобраться, что такое искусство вообще? Допустим, перед вами вывалили пачку фото разных авторов, они фотографировали одно и то же в одно время. Вы не знаете, какому автору какая фотография принадлежит. Как определить, что искусство, а что нет, какой критерий?

— Критерий субъективный.

Нет, это понятие профессиональное.

Искусством станет та фотография, в которой мы увидим мировоззрение автора. Должно быть преломление через восприятие художника.

Например, иконы —  это не искусство, оно противоречит церкви и догматам. Иконы пишутся по строгим канонам, там не должно быть авторства, поэтому они являются мощным культурным пластом. А вот работы Рублева – это искусство, потому что там глубокое авторство. Его образы переходят на другой уровень. Специалисты, которые много лет работают с творчеством одного художника, безошибочно узнают подделку – поскольку энергетика художника чувствуется безошибочно.

IMG_9920

— Энергетика очень важна, но откуда она берется? И как она связана со временем — не окажется ли, что спустя время работа покажется «пустой»?

Для художника самое важное – отражать его время, быть современным художником. Опережать время, наверное, тоже здорово. Но в истории остаются те, кто отражают именно свои часы. Насколько хорошо я это делаю – судить Вам.

Создание картины – мучительный процесс и большой труд.

Иногда даже сетую, что мне так сложно дается, а потом читаю про Матисса или про другого творца, который испытывает те же ощущения, и становится легче. Да, на кого-то снисходит, как на Моцарта, а кто-то должен написать сто страниц, чтобы оставить одну, но ту, что останется в истории.

 

Беседовала Таина Федосеева. 

Поделиться

возможно, вас заинтересует

2 комментариев

Яна Ландэ представит в Одессе выставку «В сторону света» - ФАВОРИТ 21.06.2016  15:21

[…] http://mayak.org.ua/interview/artist-yana-lande-in-odessa-all-is-very-well-with-the-culture-but-art-… […]

В Одессе открылся выставочный проект Яны Ландэ «В сторону света» (фото) | Новости Одессы 26.06.2016  13:24

[…] Данная выставка очень редкий случай, когда классический музей выставляет работы из сферы современного искусства. И стоит напомнить, что сама художница с самого детства мечтала…. […]



Оставить комментарий:





'