mayak

Работник недели: одесский археолог

07.11.2014

Интервью

Кандидат исторических наук, научный сотрудник Археологического музея и доцент кафедры археологии Дмитрий Киосак: кто копает лучше – парни или девушки, как финансируются археологические раскопки и где можно найти погремушку возрастом шесть тысяч лет.

003

О студентах

Археологию, которой я занимаюсь, люди называют «волонтерской» или даже «бомжатской» — мы живем в палатках, готовим на костре. Еду покупаем себе сами – картошку, макароны, тушенку. Такие раскопки в формате похода или летнего лагеря. Но мы делаем это с радостью. Одна из моих задач как руководителя – развлекать ребят, которые со мной ездят.

Без студентов ничего бы не было. Единственная возможность копать – это студенты, которым нужно отработать практику. Денег у нас отродясь на раскопки не было, поэтому я копаю с практиками или с друзьями, для некоторых это как хобби. С друзьями мы ездим на «разведки» — ходим по площади, присматриваемся. Можем копать какие-то небольшие шурфы – это ямы два на один или два на два.

Для того, чтобы начать раскопки, нужны люди —  как минимум, десять человек. Это для того, чтобы быть уверенным, что успеем открыть достаточно большую площадь. Если попадается объект – яма, жилище и что-то другое, его нужно исследовать до конца.

О Западе

Наши специалисты иногда копают за западные деньги. В нашей экспедиции у меня были немцы, поляки, французы. Но обычно они не тянут финансировать все, какой-то участок – современные естественнонаучные исследования, которые стоят денег, а у нас в стране их делать попросту невозможно. Например, были французы  — специалисты по ископаемым остаткам древних растений. Французской девушке выдали деньги на диссертацию, достаточные для того, чтобы прокормить двух французских специалистов и нас вчетвером.

Одесские археологи востребованы на западе, но все же есть большая и серьезная преграда – это язык. Как мы ни учим иностранные языки, знаний все равно недостаточно, чтобы общаться в профессиональной среде. Я работал на раскопках в Чехии, Франции, Португалии, Италии, Румынии. Были места, где меня не брали работать или не продлевали из-за проблем с языком.

002

О делении

Археология в определенном смысле – это ремесло. Важны узкие производственные специализации. Есть люди, которые умеют хорошо копать. Есть те, кто умеет хорошо чертить, а есть те, кто понимает естественнонаучные методы. Есть те, кто копает погребения, а есть те, то копает поселения.

С давних времен у нас осталось деления на античную археологию – красивую, яркую, с большими городами. Отдельный мир – это погребальные курганы. И есть еще то, чем я занимаюсь – доисторическая археология: палеолит, мезолит, неолит. Простые поселения. Яркие находки, как правило, не кажутся яркими непосвященному человеку.

У археологов есть свои «подколы». «Античники» копают квадратами пять на пять метров, и если находят мелкое что-то, говорят: выкинь, ты что, «каменщик», зачем ты ее поднял. А у нас наоборот:  смотри какой большой кусок, это даже «античник» бы не пропустил.

 О находках

Основной материал, с которым я работаю трех разновидностей: фрагменты керамической посуды, очень редко целые сосуды. Обработанные кремневые изделия – они просто похожи на обычные камешки, люди их не узнают. И кости животных. Иногда орудия из костей животных.  После раскопок каждой находке дается свой номер, он ставится на пакетике, а потом находки моются и прямо на них тушью ставится номер.  Потом  все сдается в музей. С раскопок этого года мы привезли тысяч пять находок.

По результатам раскопок пишется отчет, который надо сдать до 1 апреля в Киев, иначе есть риск не получить разрешение на раскопки. Каждый год мы опаздываем, дедлайны горят.

О начале

Чтобы начать раскопки, необходимо получить разрешение. Это очень контролируемая сфера, чуть что — уголовная ответственность. Министерство культуры выдает разрешение. А место раскопок выбирается, исходя из результатов разведки. Разведка – это просто когда идешь и смотришь под ноги. Иногда копаем у кого-то в огороде, недавно так нашли поселение трипольской культуры, где был поддон фруктовницы.

О крутом

Есть «фишки», которые круто найти. Причем они отличаются от региона к региону. У нас круто найти среднепалеолитическую стоянку, которых очень мало, они в Крыму в основном. Круто найти поселения определенных периодов. Мы копаем самое восточное поселение культуры линейно-ленточной керамики. Где-то, к примеру, во Львовской области оно бы абсолютно не радовало. А у нас это удивительно – расширяет ареал культуры и становится научным открытием.

Самую крутую вещь мы нашли совершенно случайно в разведке. Это погремушка в форме птички трипольской культуры. Их около 25-и известно. Это реально погремушка – там шарики, которые звенят. Ей шесть тысяч лет. Возможно, это амулет для отпугивания звуком нечистой силы. Самое интересное, что погремушка лежала на поверхности, просто на пахотном поле. Это невероятная удача.

001

О «походе»

Моя экспедиция в основном проходит в Одесской области. В этом году была в Савранском районе и в Саратском – на юге и на севере.  С 2009 года у меня получается копать, в принципе, без денег. В этом году нас подкормил фермер, подарил два мешка картошки.

Раскопки проходили так. Сначала  я договорился с фермером, что мы вытопчем его посев сои, спасибо ему большое что разрешил. Вперед послали квартирьеров – студентов-старшекурсников, которые должны были поставить палатки. Мы ехали в понедельник, а они в субботу. Ребята первым делом нашли точку продажи самогона в соседнем селе, и когда мы приехали, стояла одна палатка и та неправильно – навыворот.

У нас есть практически винтажная агитационная палатка  одной партии, мы ее с собой берем, потому что там очень удобно ставить кухню. Самое неприятное мероприятие в таком походе – это мыть посуду холодной речной водой. Мылись  мы в реке Южный Буг, но для девочек это проблема, поэтому для них соорудили душ. Его строили тоже квартирьеры: сбили четыре жерди, обтянули черной пленкой, сверху бросили туристический душ.

Девушки-аспирантки копают гораздо лучше парней – аккуратные потому что. Когда уже выкопан шурф, надо очень ровно почистить стенки. Выставляется масштаб, все фотографируется и зарисовывается. Всегда докапываем до материка. Материк – это большая радость. Материк — это венец всего. Желтый грунт, который древнее появления людей на той или иной территории. Например, там, где копаем поселение культуры линейно-лентночной керамики, ему более 11 тысяч лет.

В этот раз мы нашли кусок глинобитного дома. Он очень высоко, просто вылазит углом на дорогу, обычный человек и не заметит, что это куски обожженной глины возрастом во много тысяч лет. Эти раскопки длились четыре недели, в них всего принимало участие 42 человека.

Об инструментах

Инструменты для работы простые: это лопаты, шпатели, мастерки, ножи. Есть кисточки и скальпели – для чистки косточек.

О «черных копателях»

Очень неприятно сталкиваться с «черными копателями». Это крутые ребята на джипах, они играют мускулами и реально зарабатывают деньги. В 2012 году они на нас «наехали».  Я тогда позвонил в милицию, но попал в другой район. Мне ответили, что конечно, принято, через неделю приедет наряд.

«Черные копатели»  ходят с металлоискателями, читают археологическую литературу, многие очень хорошо подкованы. Но портят они очень сильно. Причем понимают это, но деньги зарабатывать надо. Как правило, их достаточно сильно «крышуют».

О начинающих

Ломают находки часто, но это от неопытности. Был парень, который выкинул единственную кость с квадрата. У нас есть план, чтобы не задавали вопросы, чего же мы копали. И мы нашли одну единственную кость, чему очень обрадовались. Парня послали выбрасывать землю, и он выбросил ее вместе с костью. Потом долго искал, но не нашел.

О снарядах

Иногда при раскопках мы натыкаемся на «артефакты» времен Второй мировой, но это скорее проблема. Как минимум, это опасно.

Однажды, когда копали шурф – искали античное поселение, а оно там действительно есть —  нашли гнездо пулеметчика времен обороны Одессы с ящиками патронов. Ящики истлели, и патроны так и остались лежать кубиками.

О правилах

На раскопе нельзя пить и курить. Пить – потому что можно упасть. И вообще, я езжу со студентами. А курить – потому что не исключено, что мы будем делать радиоуглеродный анализ – 350 евро за пробу, и можно будет узнать возраст поселения, а пепел помешает.

Поделиться


Оставить комментарий: