mayak

Одесса муральная: «Эстетическое преступление» vs. «Хоть что-то позитивное»

06.12.2017

Интервью

В Одессе совсем недавно закончили тринадцатый мурал, и вся команда ушла на зимние каникулы, пообещав вернуться в следующем году с наступлением тепла. Елена Орлова – одна из главных «виновниц» мурализации Одессы. Это была именно ее идея, ее кураторский проект. Также в команду входит Гео Лерос, инициатор создания целого ряда муралов в Киеве. Художников для реализации амбициозного проекта пригласили самых разных: от мировых звезд (Mata Ruda из Нью-Йорка, Kraser из Милана, Ernesto Maranje из Майями) до украинских муралистов. Реакция одесситов была неоднозначной. И если большинству муралы понравились, то представители арт-комьюнити в социальных сетях порой довольно резко комментировали происходящее.

Мы попробовали разобраться в задачах и целях и в том, что получилось, а что – не очень, отдельно пообщавшись с куратором проекта Еленой Орловой и художником Александром Ройтбурдом.

Александр Ройтбурд:

— Громкое слово «мурал» по отношению к попсовым картинкам, которые рисуют на одесских брандмауэрах, для меня не совсем применимо. У меня слово «мурализм» всегда ассоциировалось с мексиканской школой — Ривера, Ороско, Сикейрос. Это немножко другое искусство. Был и украинский мурализм — школа Бойчука. Прежде всего, эти вещи несли какие-то идеи. Те муралисты занимались композиционным и пластическим поиском, разворачивали глобальные картины социальной утопии. Эстетическое и идеологическое вторжение искусства в урбанистику было вполне концептуальным. «Улицы — наши кисти, площади — наши палитры!», — как говорил товарищ Маяковский. Речь о том, чтобы нарисовать котика 50 на 60 метров, не шла.

В последние годы в мире актуализировалась практика муралов, и она очень разная. Есть художники, работающие с социальной проблематикой, есть художники, работающие с какой-то интеллектуальной проблематикой, есть люди, создающие сюрреалистические объекты. Все это так или иначе осмыслено визионерски. А есть и попса. И вот то, что пришло в Украину – это в основном попса.

Елена Орлова:

— Эти муралы, безусловно, вкусовщина. Я не скажу, что у меня какой-то удивительно хороший вкус. Я не по классике, я по попсе. И тут я столкнулась с тем, что молодое поколение говорит: «Давай нам креативные муралы. Арт, искусство — это всегда протест, это что-то завуалированное, образы, которые заставляют задуматься». А когда начинаешь рисовать что-то необычное, как один из последних муралов на тему борьбы с расизмом с изображением девушки, люди сразу говорят: «Фу, это уродство, что это такое, верните тюленей!». Я стараюсь вести со всеми мирный диалог.

Хотя я и понимала, что всем не угодишь. Тем более, что у меня уже был опыт Юморины, когда в интернете тоже преобладала критика. Я ведь дважды была на «рагулях» (ragu.li), и, признаюсь, один раз вполне заслуженно. А это значит, что мне уже ничего не страшно. Так, как ругают там, не ругают нигде. После того, как я получила «зеленый свет» по муралам, мой киевский товарищ, куратор Гео Лерос, так и сказал: «Сейчас такое начнется, что тебе твоя Юморина цветочками покажется». То есть он в Киеве прошел через все это. Но я ожидала худшего.

Александр Ройтбурд:

— Вообще-то изначально все эти муралы начинались очень интересно: на торцах зданий хотели разместить работы серьезных современных украинских художников. Но потом поменялись люди, занимающиеся мурализацией, появился Гео Лерос, и он привел с собой многих художников, которые не всегда чувствуют, куда они приехали, какая здесь среда, какие акценты здесь могут быть расставлены. Какие-то ребята из условного Пуэрто-Рико начали рисовать свои этнические мотивы на Подоле, каких-то латиноамериканцев в сомбреро на фоне кактусов. Это, наверное, неплохо. Но часто это совершенно не сюда. Хотя, конечно, среди всей этой гвардии в Киеве были достаточно приличные ребята.

Ну а дальше все пошло по нисходящей. В Одессе (а одесский проект тоже связан все с тем же Гео Леросом) приличных ребят уже, кажется, нет. И если в Киеве были попытки связать все это с местным художественным комьюнити, то в Одессе ни у кого из художников даже мнения не спросили.

Елена Орлова:

— Я начала с попсы. Честно. Потому что у нас масскульт. Арт поняли бы единицы, перед остальными пришлось бы оправдываться. Да, я признаю — это попса. А сейчас украинцы доделали последнюю работу — она вообще очень простая: патриотичная и символичная. Это тоже важно. Каждой сестре по серьге. Наверное, мы дойдем и до каких-то жестких тем.

Муралы в историческом ареале города есть везде. Этот вопрос я тоже изучала. И в Милане, и на старых домах, и на исторических домах. В Европе вообще не церемонятся — у них там все фриковое, это мы еще аккуратничаем.

Нашу цель я озвучивала неоднократно — догнать Киев. У них там уже больше 100 муралов. Мне очень нравятся киевские работы. Мне нравится их масштаб. Не вижу в этом ничего плохого. А вот эмоции прохожих — вижу. Это такое яркое пятно в сегодняшнем дне на самом деле. Вот откроешь новости, читаешь: плохо, плохо, плохо, козлы, приняли, не приняли, забастовка, а потом раз — открыли новый мурал, и это — птичка! Хоть и маленький, но позитив. Все преходяще, а музыка — вечна.

Александр Ройтбурд:

— Искусство, конечно, как говорил товарищ Ленин, принадлежит народу. Но не очень. Художник должен быть немножко впереди, как говорил тот же товарищ Ленин. А обыватель привыкнет, если это только действительно хорошее искусство. Впрочем, что такое «хорошее искусство», так вот четко определить невозможно.

Говорят, что барышня, которая рулит всем этим, в принципе, довольно милый человек. И она очень искренняя, честно говорит, что ничего в этом не понимает. Но руководствоваться вкусом дочки, которая говорит «мама, это красиво, а это не красиво» — это немножко неандертальский подход. Если бы дело касалось того, как оформить в квартире спальню или детскую, то это было бы конечно ее личное дело. Но если мы говорим о том, что это должно быть в публичном пространстве города, то это должны решать люди, которые более-менее компетентны в данном вопросе.

Я считаю, что должен быть какой-то экспертный совет, в который вошли бы художники, архитекторы, урбанисты, представители властей. И вопрос о том, что рисовать в центре города — слоненка или какую-то вещь с несколько иным месседжем, должен решаться в результате дискуссии. Потому что превратить город 19 века в какие-то сплошные, сменяющие друг друга обложки журнала «Веселые картинки» — это эстетическое преступление.

Елена Орлова:

— А по поводу предварительного согласования муралов с профессионалами, мне кажется, что мы никогда не придем к консенсусу. Все, что мы делали, мы сделали за месяц. Если бы мы согласовывали, мы бы ничего не успели.

Признаюсь, тут мне пришлось включить эго. Но я не против любой дискуссии на эту тему. Мне за эту юморину пришлось оправдываться перед всеми отцами-основателями. Я привыкла. Так что я с радостью пообщаюсь с Ройтбурдом. И если он мне скажет: «Слушай, есть хороший парень, дай ему краски, и он нарисует, ну, условно, Троцкого, или, там, закат на Ниле», я скажу – давайте! Вперед! Я ж тут не показатель. Я привезла классных муралистов с мировым именем, на которых очередь стоит по полтора года. Как, например, Эрнесто Маранйе – его наши графитисты встречали в аэропорту, хотя я держала в тайне все их имена. Или там Красер из Милана. Это все — художники с мировым именем. И украинских ребят сейчас успешно подключили. Одесситы мне пишут. Пожалуйста, присылайте работы — будем смотреть!

Точек соприкосновения немного, но они есть. А вот времени, чтобы договориться — не очень. Исходя из масштабности проекта и амбициозности кураторов, подготовка к весенней порции новых муралов начнется уже через несколько месяцев. Будет ли Елена Орлова общаться с арт-комьюнити в поисках консенсуса, покажет время. Во всяком случае, со своей стороны она выглядит заинтересованной в диалоге. Александру Ройтбурду, наверное, это тоже будет интересно. Его резкие высказывания по поводу варварской застройки исторического центра Одессы и попытки работать с культурным бэкграундом города не оставляют в этом никакого сомнения.

__

Александр Топилов

СохранитьСохранить

СохранитьСохранить

СохранитьСохранить

СохранитьСохранить

Поделиться


Оставить комментарий: