Культовые места

Самса, Аллегрова и корпоративы: за что мы любили и ненавидели ресторан Андижон

3 мин
05 октября, 2018

Позавчера стало известно о закрытии культового одесского заведения — ресторана узбекской кухни Андижон. Маяк вместе с читателями вспоминает, за что мы любили и одновременно ненавидели это место. 

Александр Решетко любил ту самую самсу:

«Самса там была отменная. За 35 гривен в Аркадии блюдо из баранины и чтобы наесться «от пуза» — где же такое было-то еще? На этом хорошее и заканчивается, так как в самом заведении несусветная грязь, антисанитария, булки-мучное возят в багажнике машины насыпью и фу-фу-фу».

Image Title

Андижон проработал в Аркадии более 20 лет. Фото — Думская.net

Катерина Ерская об Андижоне образца 2009-2010 годов:

«Там была очень вкусная самса по 10 гривен. С потрясающим бульоном внутри, обжигающе-горячая и безумно сытная. Мужчина называл заведение «узбекская столовка». Мы всегда брали там шашлык, помидоры с сыром и большой зеленый салат с красным сухим вином. Обслуживание было таким по-восточному неторопливым, что две бутылки вина уходили только так. Но я с детства была сильной и умудрялась оставить место для настоящего травяного чая и сладостей. Не помню, что это было, но походило на усушенный мозг маленьких человечков».

Дмитрий Мамонтов рассказывает о легендарных корпоративах:

«В конце 2000-х я устроился в компанию, которую Андижон обслуживал по супернизким ценам. То ли мы на них компромат нарыли, то ли из большой беды выручили — не помню уже. И все корпоративы были, понятное дело, только там. Официанты злились всегда, снова эти халявщики пришли, которые не платят, на чай не дают, а жрут в три горла. А мы так и делали. Там была самса с твердой корочкой, а внутри — чуть ли не суп со вкусным мясом. Мы обляпывались с ног до головы, но обжирались этой самсой, и никак не могли остановиться. Другим тоже обжирались, конечно, и супами, и лепешками тандырными, и пловом — меню обширное было. Я это меню распробовал во всех подробностях, и Андижон стал для меня эталоном узбекской кухни (ну, или какая там у них была, среднеазиатская как минимум). Если кто-то хотел чего-то такого узбекоподобного, я им всегда Андижон рекомендовал. Самса особо врезалась в память, потому что сейчас много кто продает на улицах, но такой, понятное дело, нигде нет. Как первая любовь».

Дмитрий Буберман о контингенте: 

«2009 год. Пригласили меня на 50-летие одного уголовника. Я опоздал на час. К моему появлению все гости сидели за столом, человек 25. Из никогда не сидевших только я и подполковник на тот момент еще милиции. А за соседним столом гуляла компания из милиции. Тоже примерно человек 20-25. И в первое мгновение желание было бежать оттуда как можно быстрее. Но через 15 минут стало ясно, что конфликта не будет. Это были компании, похожие друг на друга как две капли воды. Заказывающие одну и туже музыку, говорящие одни и те же тосты. С одними и теми же мыслями и мечтами. А параллельно гуляли выпускной барышни из какого-то ПТУ. И перемежали песни из серии «дождик капал на рыло» группы Дискотека авария. Еще через час, к моему отъезду, все три компании слились в едином порыве. Наверное, это было единственное место в городе, где так смешивались вроде бы абсолютно разные, и в то же время очень похожие люди».

Владислав Даен и его обстоятельный отзыв:

«Не могу сказать, что питал к этому заведению именно нелюбовь. Андижон — это кабак из 90-х. Я не сильно бы удивился, если бы оказалось, что Лепс был его резидентом в годы своего становления. 10-20 лет назад это был единственный формат заведений в стране, поэтому заходило на «ура». Но сейчас клиент стал более требовательным и изощренным, соответственно и заведение должно поменять формат. А в их случае, единственное изменение — расширили площадь. При этом, остались старые столы, дешевая посуда, вальяжное обслуживание. Это все можно было бы компенсировать божественной едой, если бы она была таковой. Но, давайте будем откровенными, еда посредственная. Что-то вкусно, что-то совсем нет. Шашлык неплохой, но его приготовить ничуть не хуже сможет любой одессит, который уже дорос до возраста, позволяющего разжечь костер. Все-таки, узбекская кухня — это особая технология, а не отдельно взятые блюда. Этого не хватало. Я думаю, последние лет 5 держались на имени, старых клиентах и их любви и доверии. Но этот ресурс не вечен, а конкуренция каждый день растет. В двух словах, что больше всего я не любил в этом заведении:

1. Разное отношение к славянам и лицам кавказской внешности (это типично для многих ближневосточных заведений).

2. Слабая кухня / плохой сервис / недомытая посуда / замызганные скатерки и т.д. Не регулярно, но вполне типично.

3. Самое главное. Я это заведение называл «День бухгалтера», потому что там постоянно праздновали корпоративы компании преимущественно с женскими коллективами. Просто закрой глаза и представь: синтезатор Yamaha, дядя в блестящем костюме, принимающй заказы на песни по 50 гривен. Круг из вяло танцующих девиц, звук разбивающихся бокалов, Аллегрова, шашлык, занавес».


Комментарии


Читайте также