Люди

«Я не наркоман, я просто юзаю». Как люди меняют алкоголь на легкие наркотики

5 мин
06 ноября, 2019

Пару лет назад, попав в новую компанию воскресным вечером, я впервые задумалась о том, как изменилась культура приема наркотиков. На столе лежали пакетик марихуаны, сигареты и бутылка виски. Сигареты распотрошили и забили вместо табака травой. Бутылку так и не открыли. «Завтра на работу», «Не хочу дышать перегаром», «Будет плохо» – стандартные аргументы моих тридцатилетних знакомых.

Дисклеймер: редакция предупреждает, что все наркотики, а также алкоголь, упоминаемые в этом тексте, опасны для вашего психического и физического здоровья. Этот материал – описание тенденции, которую наблюдает и изучает издание, он не является рекламой веществ, и мы настоятельно рекомендуем вам ничего не употреблять, разнообразно питаться и хорошо спать. Все имена героев, которые рассказывают о своем опыте с легкими наркотиками, изменены.

В тот момент, когда подавляющее большинство моих знакомых практически полностью отказались от алкоголя и перешли как минимум на марихуану, я задалась вопросом: как так вышло, что алкоголь, имеющий более низкий порог входа – его легально, просто и дешево достать, сошел с дистанции, уступая место запрещенным легким наркотикам?

1. Марихуана уверенно побеждает алкоголь

«Я не наркоман, я просто юзаю», – говорит мне знакомый марихуанщик Коля. За полчаса до нашей встречи он зашел в отделение ПриватБанка – туда ему прислали месячный запас марихуаны. Обычно такое прячут в сломанную технику: разбирают, например, колонку, кладут туда пакетик с травой и скручивают обратно. В отделении ты забираешь посылку. У Коли вышел небольшой конфуз – роутер, который служит контейнером для марихуаны, скрутили плохо, и его ячейка в банке полностью пропахла травой. Это никого не удивило. Запах марихуаны теперь постоянный спутник украинских городов. В этом моменте мы действительно похожи на Европу.

Спрашиваю Колю, не боится ли он стать зависимым от наркотиков. Где-то в голове у меня фонит вбитая еще в школе последовательность «любые наркотики – СПИД – смерть». Коля парирует ссылками на TEDx, англоязычными подкастами и Уляной Супрун. Информации о том, что марихуана почти не опасна, сейчас действительно много.

Image Title

Иллюстрации Алины Кропачовой.

Основной признак наркотической или алкогольной зависимости – это синдром отмены. Если описать его грубо, то вам становится резко хуже без вещества, чем с ним. Например, необходимость похмелиться – это классический признак синдрома отмены. «Докуриться марихуаной до синдрома отмены, конечно, можно, но довольно сложно. Представим ситуацию, где два совершенно одинаковых человека принимают два разных вещества. Один каждый день выпивает стакан водки, а второй выкуривает косяк. Что мы получим через год? У первого будет зависимость, проблемы с печенью и сердцем. У второго, возможно, небольшое ухудшение памяти. С высокой долей вероятности второй откажется от марихуаны легко, а вот первый от выпивки – вряд ли», – объясняет психиатр и нарколог Алексей Кругляченко.

Вова как раз из тех, кто уже несколько лет курит марихуану почти каждый день. «Я свел алкоголь к минимуму, оставив себе только пиво, и то пью его крайне редко. Все потому, что даже слабоалкоголка требует того, чтобы я постоянно догонялся. Вот вчера я был на корпоративе и впервые за долгое время решил расслабиться с помощью пива. Пришлось выпить много бутылок, чтобы сохранить эффект на всю вечеринку». 

Каждый вечер после работы у Вовы превращается в своеобразный ритуал: сначала косяк, затем – ужин. Один из возможных эффектов от марихуаны – усиление чувствительности рецепторов, которое делает практически всю еду вкусной и сочной. Вова использует это, чтобы регулировать свое питание: после косяка у него запланирован ужин из «правильной, но не всегда вкусной» пищи, которая благодаря марихуане воспринимается им гораздо лучше. Траты на траву не превышают 1500 гривен в месяц – это при том, что Вова курит почти каждый день. Своего дилера он называет «флористом», который регулярно снабжает «очень хорошей травой».

Вовины аргументы, очевидно, сплошь «за» марихуану и ее легализацию: она гораздо менее токсична для организма, она не провоцирует агрессию и гнев (отсюда расхожее суждение о том, что под марихуаной еще никто никого не убил), а после ее употребления на следующий день значительно реже болит голова. 

Алкоголь действует на человека как депрессант: сгущает краски, провоцирует агрессию и гнев, дает ощущение всемогущества. Именно из-за последнего фактора происходит такое количество автомобильных аварий, виновник которых был пьян. Если внимательно взглянуть на сравнительную таблицу степени угрозы для жизни человека от наркотических веществ, видно, что алкоголь приносит больше всего вреда — причем не только тем, кто сам употребляет, но и окружающим людям. 

Image Title

Популярная в сети таблица вредности веществ.

Все это подтверждает и врач Алексей Кругляченко, замечая, что марихуана, как и любое другое вещество, может стать триггером для скрытого психического расстройства. Хотя главная опасность в употреблении марихуаны, как и любого другого вещество, – в том, что к ней тоже может вырабатываться толерантность – снижение чувствительности организма к наркотику. Как только появляется толерантность, человеку уже необходимо повышать дозу или переходить на более тяжелые наркотики, чтобы почувствовать нужный ему эффект. Важно заметить, что  точно такая же история происходит и с алкогольными напитками. 

Сколько нужно выкурить марихуаны для обретения толерантности к ней, вопрос открытый. Но на это уйдет  больше времени — по сравнению с алкоголем, кокаином, героином или амфетамином.

2. Смотрим на наркотики как на инструмент

Физическую и психологическую зависимости можно рассматривать по отдельности. Не все виды наркотиков вызывают физическую зависимость – то есть после одноразового употребления у организма не возникает потребности в еще одной дозе. Зато угроза психологической зависимости существует всегда и со всеми веществами. Соответственно, и бороться с ней гораздо сложнее и дольше. 

Мы живем в эпоху глобальной переоценки зависимостей. Если еще 15 лет назад слово «зависимый» относилось только к наркоманам и алкоголикам, то сейчас это понятие расширилось и стало включать в себя сахар, азартные игры, прокрастинацию, социальные сети, кофе, неправильную еду, влюбленность и многое-многое другое. Это стало размывать стигматизацию слова «наркоман», снижая градус негатива, связанного с ним. Хорошее подспорье этому, кстати, дала успешная терапия ВИЧ-инфицированных людей, которые все меньше считаются обществом прокаженными.

«Чтобы понимать природу того, как человек использует наркотики, нужно вычислить проблему, которую они для него решают. Как правило, люди хотят таким образом расслабиться. То есть не умеют или не хотят расслабляться без помощи наркотика. Есть и другие потребности: “собраться”, включить эмпатию, осмелеть, заснуть, снять головную боль», – говорит гештальт-терапевт Ксения Селина.

Ксения много работает с миллениалами, то есть с людьми, рожденными не раньше 1982 и не позже 2000 года. Часто ее тридцатилетние клиенты живут за границей и буквально выматывают себя на работе. Психотерапевт объясняет это повсеместной модой на успех, преодоление и «выход из зоны комфорта». Шаг за шагом люди утрачивают навык останавливаться или «заземляться», постоянно находясь в тревоге за собственную самореализацию и достижения. Вот тут на арене появляются легкие наркотики, которые успешно справляются с этой задачей. Кроме того, та же марихуана не выбивает человека из рабочего ритма так сильно, как алкоголь, позволяя на следующий день нормально влиться в нужный график – и это чуть ли не решающий аргумент среди любителей травы.

3. Люди, которые выбирают MDMA и LSD

MDMA и LSD находятся на последних местах в таблице вредности наркотических веществ. Считается, что их употребление и вовсе может быть безвредно для организма. Музыкант Андрей Макаревич в своем недавнем интервью даже уточнил, что LSD не стоит даже называть наркотиком, ведь это галлюциноген. Тем не менее и MDMA, и LSD провоцируют временные, но довольно сильные изменения психического состояния, а значит, могут приводить к психологической зависимости. 

MDMA (доминирующее вещество в экстази или колесах) – наркотик, приводящий человека в состояние эйфории. Благодаря ему в некоторых участках мозга повышается концентрация серотонина. Под MDMA можно танцевать ночь напролет в клубе, собственно, он и стал популярен вместе с появлением рейвов и техновечеринок. Там почти не пьют алкоголь, а основной мусор после окончания – это пустые бутылки из-под воды (MDMA вызывает сильную жажду и отбивает аппетит). Hug drug значительно снижает впечатления от негативных событий и радикально увеличивает от позитивных – в результате человек на некоторое время становится куда более эмпатичным и доверчивым. Отсюда же легенды о том, что на рейвах не бывает драк или грубого выяснения отношений.

Image Title

«Представьте, что ваш серотонин – это зарплата, которая вам дается на месяц. Можно распределить ее равномерно, а можно потратить в первый день. Нужно понимать, что потом эту дыру необходимо будет как-то залатать. Поэтому через несколько дней после колес вас ждет серотониновая яма – состояние, когда ничего вокруг не радует и ничего не хочется», – объясняет Кругляченко. Серотониновая яма после экстази схожа с описанием поцелуя дементора из книг о Гарри Поттере: «Как будто все счастье вдруг исчезло из этого мира». Восстановить нормальное состояние, как и в романах Роулинг, иногда помогает шоколад.

«Все говорят о том, что должна быть серотониновая яма, но я никогда ее не ощущаю. Даже наоборот, мое самое любимое время – это следующий день после колеса. Я всегда в замечательном настроении, готов к общению с людьми и быстро усваиваю информацию», – говорит Павел, который полностью отказался от сигарет и алкоголя, заменив их употреблением MDMA несколько раз в месяц. Свой выбор он объясняет более бережным отношением к здоровью.

По словам Павла, после отказа от алкоголя и табака первое что заметно улучшилось, – это кожа: «Я как будто помолодел лет на 10». Позже он заметил, что стал тратить заметно меньше денег просто потому, что алкоголя ему требовалось гораздо больше, чем MDMA, к тому же он провоцировал аппетит. Любой поход с друзьями в бар обходился в приличную сумму. Вместе с экстази можно выпить пару бутылок безалкогольного пива, а затем в прекрасном настроении отправиться домой отсыпаться. В месяц на это уходит до 1000 гривен – этой суммы хватает примерно на три трипа. Экстази помогает Павлу примириться с окружающей действительностью, например, с тем, что город, в котором он живет, нельзя назвать красивым и комфортным. «Если я долго не ем MDMA, начинаю расстраиваться, что люди вокруг громко и грубо разговаривают, а тупящие коллеги бесят гораздо больше», – Павел уверен, что колеса помогают ему легче воспринимать мир не только в момент действия, но и после него.  

«У меня был любимый дилер в Киеве. Настоящий украинский националист, на аватарке “25%” (после победы Зеленского на выборах-2019 в Украине многие приверженцы его соперника Петра Порошенко ставили себе на аватарки надпись “25%” как маркер причисления себя к определенной группе людей. – Прим. “Маяка”). Жаль, он как-то взял у меня 1500 гривен и пропал!» – рассказывает Павел, подтверждая мои мысли о том, что с наркотиками связаны самые обычные люди, а не мифические страшные дилеры с пистолетами из 90-х.  

Длительное и регулярное погружение в состояние измененного сознания, которое дают психотропы, не может пройти для человека бесследно. Если кто-то утверждает, что MDMA делает его более эмпатичным человеком, то другого этот же наркотик может привести к противоположному результату. Ксения Селина относится к вопросу изменения личности с помощью легких наркотиков философски, замечая, что на протяжении жизни и без психотропов на человека влияет гигантское количество факторов: от детской травмы до неудачного брака, тот же LSD может стать одним из таких факторов – сильным или нет, зависит от количества принятого и состояния психики человека.

Image Title

LSD или кислота – психотроп, который вызывает у человека множество разных реакций. Одно из принципиальных отличий LSD от других наркотиков – это галлюцинации. Именно из-за них марки советуют есть в безопасном пространстве и в присутствии «проводника», который следит за тем, чтобы люди во время трипа не наносили себе вред. Описан случай, когда человек под действием кислоты чуть не шагнул из окна, потому что ему привиделось облако, на котором сидят его знакомые и предлагают присоединиться к ним. 

Исследуя действие LSD на психику человека, натыкаешься на множество самых положительных отзывов: от «это был лучший день в моей жизни» до «у меня полностью изменилось отношение к этому миру». Удачный LSD-трип дает эйфорию, чувство собственной неуязвимости, удивительные визуальные образы и ощущение того, что человек познал сущность бытия, устройство мира и смысла жизни. Проблема LSD в том, что эффект не всегда бывает кайфовым, поэтому опытные пользователи советуют есть марки в хорошем настроении и в компании приятных людей. Иначе галлюцинации могут принять устрашающие формы, сопровождаться паранойей, тревогой и раздражительностью.

Лере 23 года, она недавно закончила художественное училище, где впервые и попробовала наркотики. Ей было 17 лет, а в 20 она уже завязала с LSD по причине того, что этот наркотик дал ей все, что мог. «Перед тем, как юзать наркотик, я всегда думаю, чего мне от него надо. От кислоты я ожидала вдохновения и размышлений. Под LSD я по-новому посмотрела на природу, я осознала, насколько она прекрасна, и ощутила себя ее частью. Бывало, я извинялась перед деревом за то, что посчитала его не очень красивым. Во время этих трипов я полюбила все, что меня окружает». Тут стоит добавить, что Лера является вегетарианкой и не носит кожаную или меховую одежду. 

Через какое-то время LSD перестал приносить девушке что-то новое, и она прекратила его употребление, остановив свой выбор на колесах и марихуане, благодаря которым она может по-настоящему расслабиться, отдохнуть или уснуть. 

«Так вышло, что я все время в тревоге, боюсь, что я упущу свое время, мало работаю или страдаю ерундой. Если я ем колесо, то могу наконец отвлечься от всех этих дел, просто разговаривать с кем-то или танцевать. А с марихуаной у меня вообще особые отношения, потому что она является идеальным и безвредным снотворным, после которого я чувствую себя очень хорошо».

Image Title

Я спрашиваю Леру, удается ли ей под действием наркотиков отложить телефон и перестать бесконечно скроллить ленты. Она говорит, что, наоборот, старается специально листать сториз, потому что во время трипа они кажутся ей «аттракционом чуши и бреда»: «Нет, серьезно. Когда я накурена и смотрю сториз каких-то блогеров, я думаю “Боже, какая чушь! Как ты можешь это нести? Может, это ты накурен, а не я?”. В обычном состоянии они просто кажутся мне скучными ребятами, и я их пролистываю».

Казалось бы, все это можно было бы делать по пьяни, залившись легальным и дешевым алкоголем, но тут Лера довольно категорична, она утверждает, что после алкоголя у нее ощущение, будто «желудок пожирает сам себя, и становится тошнотно». А еще алкоголь никогда не расслабляет, делая девушку, напротив, более смелой и решительной: «Если я напивалась, то сразу начинала много болтать. Иногда я рассказывала людям о себе много лишнего, а на следующее утро мне было стыдно об это вспоминать. Бонусом к этому шел бодун – состояние, которое я ненавижу. Когда человек юзает наркотики, он думает о том, какую проблему они для него решают, где помогают. С алкоголем история другая – у нас одобряемая обществом привычка “прибухнуть”, то есть люди просто хотят, чтобы их мазало, не думая о том, что они пьют, зачем они пьют, как это отразится на их организме».

Image Title

Мы привыкли к общепринятому мнению, что все наркотики являются абсолютным злом. Любой, кто хоть раз курил травку, еще 15 лет назад считался конченным человеком, которого послезавтра найдут обколотым героином до смерти где-то под мостом. Парадоксально, что именно через повсеместную моду на ЗОЖ, правильное питание, осознанность и психотерапию люди приходят к тому, что наркотики, пусть и только легкие, лучше вписываются в концепцию бережного отношения к себе, чем одобряемый обществом алкоголь. Находясь в потоке культа здоровья и культа успеха, очень хочется расслабиться, но при этом удержаться от саморазрушения. «Я не боюсь зависимости от марихуаны или колес, потому что есть вещи гораздо страшнее зависимости. Я точно боюсь жить в дискомфорте со своими неврозами и бессонницами. Вот это действительно ужасно и очень сложно», – говорит Лера.


Комментарии


Читайте также