mayak

Как это работает: Ведущий «Что? Где? Когда?»

19.11.2015

ЦИМЕС

Ведущий программы «Что? Где? Когда?» на канале «1+1» Александр Андросов: о самых странных играх, праве не надевать смокинг, иронии хокку и мыши по имени Сергей.

Об опыте

Я не сразу начал с ведения программы «Что? Где? Когда?», до этого я работал ведущим на радио, а потом Борис Бурда предложил мне попробовать себя в роли ведущего интеллектуального шоу «Девятый вал» на телеканале «Интер». Кастинг я прошел, и это шоу стало моим первым опытом работы на телеканале национального уровня. Это была середина 2000-х годов.

Все это время, начиная примерно с 1998 года, я увлекался игрой «Что? Где? Когда?», был и игроком, и организатором турниров. Мной даже придуман марафон как один из форматов игры – когда за большой промежуток времени без перерывов отыгрывается большое количество вопросов.

О марафонах

Первый марафон был всего лишь на 100 вопросов, второй уже на 200, и так далее. В четвертый или пятый год проведения игры такого формата игрался уже суточный марафон. За сутки мы отыгрывали от 600 до 700 вопросов, потом был марафон на 777 вопросов, и после него мы пошли на заявку для Книги рекордов Гиннеса и отыграли 1001 вопрос без перерыва. Игра продолжалась более 36-ти часов, и мы допускали после каждой сотни вопросов возможность замены игрока в команде.

Но в заявке не могло быть больше восьми игроков.  Многие команды приехали на игру вшестером, чтобы просто пройти этот челлендж, и доказать себе, что они могут. Тогда мы принимали больше сорока команд из пяти разных стран. Сейчас марафоны проводятся везде, но изначально это был исключительно одесский формат игры.

О первом эфире

Я проводил игры национальные, международные, фестивали, чемпионаты по брейн-рингу, но у меня с моими коллегами была мечта сделать в Украине телевизионную версию игры «Что? Где? Когда?». Первую попытку мы предприняли в 2001 году, поехав на телеканал «Интер». Нам сказали, что это вряд ли телезрителям будет интересно, поскольку в Украине транслируется российская версия игры.

Тем не менее, мы не оставляли попыток, и через шесть лет нам удалось уговорить руководство Первого Национального канала и договориться с правообладателями – москвичами из телекомпании «Игра», и 9 февраля 2008 года был первый эфир телевизионной версии украинской «Что? Где? Когда?».

sova1

О сложностях

Период подготовки к первому эфиру был очень долгий. «Что? Где? Когда?» —  не самая простая в производстве программа. Было огромное количество вещей,  которые мы сейчас знаем, но о которых в процессе подготовки передачи мы не имели ни малейшего представления. У нас в процессе производства программы работает около 80-ти человек, и для абсолютного большинства тогда все было внове. К счастью, профессиональная московская телегруппа практически в полном составе приехала помочь в первой съемке, поскольку прекрасно представляла, что у нас здесь будет происходить.

Первая съемка прошла с неработающими плазмами, еще за час до игры и не выводилось изображение на люстру, где расположены шесть мониторов. Распорядители в зале бежали во все стороны одновременно, а знатоки, несмотря на репетицию прохода – лицом к камере и спиной к креслам – шли к креслам попой в камеру.

Первая съемка – это очень серьезная школа. Программа идет в записи, но снимается без стопов в режиме прямого эфира. На монтаже мы просто титруем отвечающих, раунды, делаем начало и конец программы.

О роли

Нельзя быть безэмоциональным во время игры.  Конечно, я сам тоже нахожусь там, «внутри».

Понятно, что ведущий может влиять каким-то образом на ход игры. Например, есть капитаны, которые начинают играть гораздо хуже, если их хвалишь. А есть те, которые играют лучше только после того, как начинаешь на них давить.

Иногда команда считает, что ей не засчитали правильный ответ. И тогда моя задача объяснить ей – но в первую очередь телезрителям —  почему я принял именно такое решение и почему оно правильное. Телезритель должен четко понимать, какой правильный ответ на самом деле и почему тот ответ, который дала команда, нельзя принимать.

О вопросах

Самый большой объем работы связан с вопросами, и эта та часть, которую практически никто не видит. К нам еще летом этого года приходило примерно пять-шесть тысяч вопросов в месяц. Сейчас их шесть-семь тысяч.

Львиная доля приходит на наш адрес электронной почты или через форму на сайте. Каждое мое утро начинается с того, что я читаю примерно сотню или две вопросов, которые приходят на электронный адрес. Из них отсеиваются  те вопросы или факты, про которые я точно знаю, что они уже игрались. Убираю вопросы не интересные, «чернушные», либо на прямое знание. И после этого из сотни остается письма три-четыре, где содержатся факты, из которых мы впоследствии делаем вопрос.

Никогда не было так, чтобы нам присылали вопрос в том формате, в котором он потом прозвучит в программе. Как правило, это факт или идея, из которых делают вопрос редакторы. Но до этого редакторы проверяют, не игрались ли где-то ранее эти факты, и соответствуют ли вообще они действительности. После этого из гипотетической сотни в лучшем случае остается два вопроса. Эти вопросы накапливаются, создается общая база.

О подготовке

Мы рассматриваем каждый вопрос и решаем, какой из них будет «сухим», какой будет с предметом, или с выносом, или с картинкой на экране, или лучше здесь сделать видео-вопрос. После того, как мы принимаем решение, готовим по каждому из фактов несколько вариантов вопроса и решаем, какой из них лучше. Потом мы тот же вопрос делаем в нескольких вариантах – чуть более простых и чуть более сложных.

Не секрет, что уровень вопросов, которые мы кладем на стол, напрямую зависит от уровня играющих команд. Предположим, если за стол впервые садится сборная команда из звезд шоу-бизнеса  — то это один уровень вопросов, а если играет сборная обладателей хрустальных сов – то другой. Один и тот же вопрос давать им как минимум странно: для первых он окажется неразрешимой задачей, а вторые ответят еще на первой секунде и в обоих случаях телезрителям будет не интересно.

Когда мы имеем готовую базу вопросов, распределяем их по командам – нужно, чтобы в каждой игре не повторялись населенные пункты, тематика вопросов, чтобы был соблюден баланс простых вопросов и сложных, вопросов «сухих» и с выносами, «экранами» и черными ящиками. Так формируются «пакеты».

О наградах

По итогам прошлого сезона в финале победитель получил 10 тысяч, если я не ошибаюсь. Мы как-то посчитали, что уже выплатили победителям сумму в несколько миллионов. Только в этом году мы разыгрываем призовой фонд, который составляет более 400 тысяч гривен.

insta

О хокку

Были игры, происходящее на которых удивляло не только меня, но и самих знатоков. В клубе какое-то время назад играла очень сильная команда Владимира Итыгина, в ее состав входили люди, которые сейчас являются настоящими звездами и Московского телеклуба, и Украинского. И вот эта мощная команда выходит в финал года, при счете, если  не ошибаюсь 5:5. Им задается вопрос достаточно несложный, что называется «на технику». Вопрос с ответом «хокку». Они не отвечают на него и проигрывают финал. И это очень задело команду, ведь все ее члены  очень долго к этому шли, поэтому все игры следующего сезона капитан в своем блокноте писал себе «помни о хокку!», на каждой странице.

Мы не знали, кто выйдет в финал следующего года, но вышла эта же команда. Мы не знали, в какой последовательности волчок выберет вопросы, и что эти вопросы, приготовленные на суперфинал, достанутся именно этой команде. Но факт в том, что в пакете вопросов был  и вопрос с ответом «хокку». Он выпал в решающий момент. Опытная команда, вопрос не сложный, в блокноте – напоминание о хокку… На них находит какое-то помрачение, они отвечают какую-то очевидно неправильную версию и второй год подряд проигрывают в финале года на вопросах с одним и тем же ответом. Это просто фантастическая история.

О предчувствии

Очень часто бывает так, что накануне своей игры игроки каким-то образом «ловят» то, о чем их будут спрашивать. Например, перед одной из игр, где мы в черном ящике выносили матрешек, капитан команды, которая будет играть, рассказал мне о том, что недавно купил себе набор матрешек. Вот он мне это рассказывает, и я не знаю – мне что, менять вопросы, или как?

Или еще случай. Есть известный шоумен Андрей Бочаров (О.С.П.-студия), который бегает марафоны. Мы попросили его записать вопрос о марафоне. Перед игрой команды Александра Крикуна ко мне подходит участник команды Сергей Сивохо и говорит: «Слушай, а ты Бочарика знаешь? Ну, Андрея Бочарова». Я, не меняясь в лице, говорю, что так, шапочно… Сивохо продолжает: «А ты знаешь, что он тоже марафоны бегает?». А я бегать люблю, и Сережа об этом знает. И говорит: «Ну, вы бы пообщались с ним на эту тему». И команде на этой игре ровно через двадцать минут после нашего разговора выпадает вопрос о марафоне, на который они, по-моему, тоже не отвечают.

О дресскоде

Я могу себе позволить находиться в дикторской, одетый в футболку, а не в смокинг. После каждой игры мы делаем общую фотографию команды, я на этих фото иногда появляюсь, и по мне можно отследить время года, когда проходила игра.

Об акценте

Меня часто спрашивают, есть ли у меня любимый вопрос, но это всегда меня вводит в ступор. Это как подойти к КВНщику и сказать: «О, ты же играешь в КВН! А ну пошути!». Через меня проходят в день сотни вопросов, но вспомнить один тяжело.

Игра тем и хороша, что все вопросы разные: можно сделать фишку на видео, можно на картину, которую мы выносим. Можно ориентироваться на знатока, который будет принимать участие в игре. На одной из игр я задал вопрос: одна французская парфюмерная компания выпустила ряд парфюмов с очень странными запахами, например с запахом жженой резины, металла, пота или стадиона. И такие парфюмы пользуются популярностью у мужчин. Как называется серия запахов? Она называется «Алиби», поскольку после адюльтера мужчина может сказать, что он был на шиномонтаже – и от него реально будет пахнуть резиной.

Прелесть этого ответа заключалась в том, что на вопрос отвечала команда, членом которой являлась солистка группы «Алиби» Анна Завальская. Она на него отвечала и ответила, по-моему, неправильно.

О фото

Или вот вопрос из игры, которая только выйдет в субботу, такой спойлер. Я говорю: «Внимание, еда», — выносится блюдо, и я задаю вопрос. Он таков: один из ресторанов готов предоставлять своим посетителям блюдо бесплатно, если они совершат с блюдом некоторое действие. Совершите его через одну минуту. Правильный ответ: сфотографировать блюдо и выложить фото себе в Инстаграм.

Все просто, но проблема в том, что знатоки перед началом игры оставляют телефоны в редакторской. И мы не можем у них потребовать совершить это действие, поскольку у знатоков по умолчанию телефонов нет. Спрашивать просто, без выполнения действий, не подходит – возникнет слишком много разных версий, и вопрос перестанет быть корректным. А разрешить им брать телефоны – это подсказка.

Мы сделали так: вручили приз лучшему игроку – это как раз мобильный телефон — в начале игры. Мы не знали, когда выпадет вопрос с блюдом, поэтому вручили телефон перед первым вопросом – мол, на сайте проводилось голосование, и из вашей команды больше всего голосов набрал тот-то, мы решили пойти против правил и вот вам телефон. Включенный телефон лежал и ждал своего часа. Вот такие вопросы мне нравятся.

mouse2

О черном ящике

В черном ящике побывала живая мышь Сергей. И мы очень боялись, что Сергей будет себя громко вести. Вообще было огромное количество живых существ, которые были за кулисами.

Ответом на один из вопросов был хамелеон, которого модницы своего времени использовали в качестве аксессуара. Идея в том, что хамелеон подойдет к любому платью, какое бы девушка не надела. Мы нашли маленького хамелеончика, который – это очень мило с его стороны — очень вовремя менял цвета, и думали, что с ним делать. Положить в черный ящик? А вдруг он будет царапаться внутри или примет красный цвет и камера просто его не разглядит? Вдруг ему там станет плохо? И в конечном итоге хамелеон вышел в свет, сидя на пальце у нашего распорядителя.

А еще в черном ящике у нас были другие черные ящики.

О ведении игры

Ведущим любительских игр «Что? Где? Когда?» я советую хотя бы немного поиграть в эту игру. Ведущий должен почувствовать вопрос, должен уметь объяснить людям, которые неправильно ответили, что имел в виду автор вопроса.

Одна из самых важных задач ведущего – помимо разборчивой дикции – это сделать так, чтобы люди после оглашения правильного ответа сами поняли, как к этому ответу нужно было прийти. Еще очень важно, чтобы ведущему нравились вопросы, которые он задает. Если не нравится тебе, то людям не понравится почти наверняка.

И еще нужно работать над базой знаний. По крайней мере, в областях, связанных с темой вопросов, которые ты будешь задавать.

О программе

Дам еще анонс: каждую субботу на телеканале «1+1» выходят игры юбилейного сезона, — в этом году программе «Что? Где? Когда?» исполнилось 40 лет, поэтому сезону у нас необычный. Сейчас идет осенняя серия, за ней последует полуфинал, финал и суперфинал. По итогам суперфинала мы узнаем, кто станет первым в истории Украинского телеклуба обладателем Бриллиантовой совы.

Я хочу поблагодарить наших партнеров, торговую марку «Первая Гильдия» не только за то, что они поддерживают телевизионную версию программы «Что? Где? Когда?», но и за то, что они поддерживают все наши начинания, связанные с продвижением интеллектуальных игр. В частности, «Интеллект клуб №1», который открылся в Одессе – это уникальное место, такого нет ни в России, ни в Украине. Это место, где проводятся интеллектуальные игры, и это социальный проект: мы проводим еженедельно бесплатные игры для школьников и студентов.

Поделиться

возможно, вас заинтересует



Оставить комментарий: