mayak

Евгений Чичваркин — об  отмене концерта Тимати в Одессе, иске к России на $1 млрд, должности министра в Украине и инвестициях

25.09.2015

Интервью

История мультимиллионера Евгения Чичваркина по яркости под стать его неординарной личности: создав в РФ крупнейшую компанию «Евросеть», и потеряв ее из-за действий бизнесменов, близких к руководству страны, он сам едва не попал в тюрьму, а вовремя «эвакуировавшись» в Лондон, уже там создал Hedonism Wines — лучший в мире винный магазин года по версии британского издания Off Licence News.

Чичваркин (3)

Это если в двух словах — без сомнения, многие читатели знакомы и с подробностями.

Сейчас бизнесмен много путешествует, нередко бывая и в Украине, к реформам которой приковано его внимание. Его позиция известна: только радикальная либерализация экономических законов спасет нашу страну.

В среду он побывал и в нашем городе, приехав сюда на автомобиле из Днепропетровска и убедившись лично в адском качестве наших дорог. Чуть более чем за сутки пребывания в Одессе Евгений успел удивить посетителей одесского ресторана, поучаствовать в эфирах на радио и ТВ, придать международный резонанс проблеме одесского дома Гоголя, провести семинар «Бизнес в стиле PUNK». И — дать интервью МАЯКу.

перебивка

Не так давно, в апреле, вы говорили в одном из интервью, что могли бы стать министром экономики, а также что пока Украине при существующем темпе реформ ничего кроме дефолта «не светит». Вы придерживаетесь того же мнения?

На тот момент, когда я это говорил, ситуация была непонятной — будут западные страны давать деньги, не будут… И развивалась она стремительно в худшую сторону. По сути, Украину спасли, это факт. Какую цену придется заплатить за это спасение, и на каких условиях деньги будут реструктуризированы, — стоимость совершенно неадекватная (может быть, — ред.). Возможно, значительную часть ВВП надо будет отдавать в виде обслуживания этого долга, что не здорово совсем.

Ну, говорят, что выхода иного не было.

Выход всегда есть, и кто как не нынешний губернатор Одесской области знает, какой выход есть из этой ситуации. Потому что экономическое и политическое положение, в котором оказалась Грузия в 2004-м, — было несравнимо хуже. По сути, не было воды, света — и это в столице перебои были. В Киеве никто сейчас мебель не сжигает на улице, чтоб согреться. И это почему-то некоторых расслабляет.

Ситуация (сейчас в Украине, — ред) такая, что радикальные экономические реформы, — я настаиваю, — должны произойти. И от них будет хорошо всем людям, которые не планируют жить за счет кого-то. Всем нормальным людям это должно быть очень близко.

У нас есть определенный информационный голод, у нас есть туман в головах, не развеявшийся еще с советского времени. Но любой, кто съездит в Грузию, он может сколько угодно ненавидеть Саакашвили, но цифры — упрямая вещь, доход на человека вырос в 4 раза за 10 лет. Новые здания, полиция, не берущая взяток, и вообще. Несмотря на то, что нынешние власти обладают сомнительным реформистским потенциалом, то что изменено и сделано, до сих пор работает во благо жителей Грузии.

Что касается возможности моей работы… Мне кажется, я понимал и понимаю, что мне нужно делать. При этой налоговой системе нормально государство жить и развиваться не может. При этой системе сборов платежей, лицензирования, при этой формальной зарегулированности — ничего нормального, хорошего, — вырасти не может. Все, что происходит здесь — оно происходит вопреки этим законам, а не благодаря им.

А возможно ли, скажем, в отдельно взятой области — например в нашей Одесской — провести реформы, при наличии полномочий? То есть, реально ли реформировать часть страны?

Эффект был бы в 5 раз больше, даже для Одесской области, если бы эти реформы были проведены в Киеве и распространялись на всю страну. Да, судя по всему, грант от властей на кардинальные изменения есть.

Опять-таки, начинать реформы не с переделки законодательства, а с нарушений его — это отодвигать ту точку, в которой будет переломлен правовой нигилизм в украинском обществе.
Я абсолютно за то, что делает Саакашвили. Мне может не нравиться отмена концерта Тимати, потому что артист хоть в первый раз в жизни должен увидеть лица людей, которые его ненавидят, и не в количестве двух завистников-певцов, а в количестве сотен или тысяч разъяренных людей, которые недовольны его популистским или неразумным политическим высказыванием.

Это, как мне кажется, хорошо повлияло бы и на самого артиста. Он принес бы какие-то налоги, увеличил туристический потенциал города на концерт или два. Ну, доверенное лицо Путина Стас Пьеха ведь вообще ничего не высказывал? Но его концерт тоже запретили.

Он тоже не въездной в Украину, насколько я знаю, — тоже в списке, где Кобзон, Михалков и другие.

Я считаю, что у людей есть право высказаться на улице. Когда-то мы, активные жители Лондона, сказали Валерии у входа в Альберт-холл, что нельзя поддерживать войну. Я — за то, чтобы она выступала в Альберт-холле и дай Бог ей творческих успехов. Но за свои политические высказывания… Если артист сам себя переносит в политическую плоскость, то там он может встретить политических оппонентов.

Если бы я был на месте Михаила, я бы, наверное, с ума сошел от давления со стороны людей, которые ничего не хотят менять. Но, наверное, это прекрасный повод потренировать полицию и, показав свою толерантность, защитить человека с иным мнением от радикально настроенной публики. А артисту очень важно увидеть тех людей, которых он обидел.

Чичваркин Просто (1)

Успел побывать на эфире утреннего шоу «Двойной эспрессо» на «Просто радио»…

Продолжим тему свободы мнения и сознания общества: у нас сейчас проходит кампания по декоммунизации, убираются символы и названия советской эпохи. Известно, что вы оценивали это положительно.

Кстати, вы знаете, что мы сорвали табличку с улицы Чекистов в Днепропетровске? Вот сейчас, в этот приезд. Сорвали, точнее, демонтировали. И продали ее как подставку для цветов или писсуар, — в благотворительных целях.

Сколько этих названий в Днепре! Каждое второе, я не шучу.

В Одессе, конечно, поменьше: было несколько волн переименований. Кроме того, одесситы любят свои старые названия, досоветские.

Я считаю, что если на каком-то доме есть табличка, что там жил скажем, Ленин, или какой-то другой деятель коммунистического движения, — таблички должны оставаться, людям необходимо знать свою историю. А названия улиц — это уже не история, а поклонение. То есть знать свою историю надо, а поклоняться этим символам — аморально. А табличка — жил тут Ленин или какой-то группенштурмбаннфюрер — нужна. Надо знать эту историю.

Да, все дело в ментальности, так вот вопрос — что можно сделать еще в этом направлении?

Совковое сознание останется, если останутся старые совковые законы. Ведь суть многих законов при формальном капитализме осталась совковая. Что ты должен 59% отдать на общее благо, и мудрое государство с мудрыми людьми в Киеве, пользуясь какими-то своими измышлениями, эти деньги распределит. Вот что нужно менять.

Налогов должно быть мало, государство обязано охранять рыночный механизм, чтобы он работал, охранять свободный рынок от посягательств.

Задачи для государства — полиция, суды, армия и, какой-то период времени, поддержка образования, чтобы люди были не просто существами о двух руках и ногах и голове, а знали свой язык, историю, могли читать, грамотно писать и считать и понимали, что мир не на трех черепахах держится.

Вы не в первый раз в Одессе и наверное заметили, что для ее жителей характерен сильный «одессоцентризм». В то же время, как это ни странно звучит, именно здесь — такой вот рассадник космополитизма. Вы, как человек, исповедующий космополитические взгляды, как находите Одессу? Вы стали бы здесь вести бизнес? Что здесь необходимо изменить?

Как я нахожу Одессу? Это от Николаева и Херсона направо (смеется)

Класс, да. Ответ в стиле ранних «Битлз», я тоже их люблю.

Что хотелось бы поменять? В пять часов, если все будет хорошо, мы хотим сделать Гоголевские чтения (действительно, чтения состоялись, — ред.). Это такая выносная акция киевского ГогольFest. Хотя там об этом ничего не знают.

Мы будем читать «Заколдованное место»: это и про этот дом, и про Украину, и про весь бывший Советский Союз, и даже, возможно, бывшую Российскую империю. Это как раз ответ на ваш вопрос. Мы хотим привлечь внимание властей к немедленной реставрации дома, где жил Гоголь, потому что мало того, что там жил великий российский писатель, выходец с Украины, кроме того, это очень красивое историческое здание.

Это вы инициировали эту акцию?

Да, только что, при вас. У вас эксклюзив.

Чичваркин Гоголь (1)

…И провести акцию за немедленное начало реставрации дома Гоголя — теперь проблеме придан международный резонанс

Не так давно известный российский бизнесмен Сергей Пугачев объявил, что он предъявляет к России иск на $10 млрд. Вы не так давно тоже говорили, что, возможно, тоже предъявите иск на сумму около миллиарда. Вы приняли решение?

Не так. Я сказал, что из-за действий российских властей я потерял эту сумму. Но я заключил добровольную сделку со структурами Момота и Фридмана. В отличие от ситуации с «Юкосом», нам доказать все будет в разы сложнее. У Пугачева, судя по всему, ситуация выглядит гораздо менее приглядно с точки зрения поведения российских властей, поэтому я ему в этом суде желаю успехов, потому что это займет многие-многие годы, а может и 10 лет, как у коллег Михаила Борисовича Ходорковского.

Я не понимаю, почему нет инициативы частной или государственной — в конце концов, почему нет, если государство считает себя вправе 59 процентами обкладывать найм, — все что отобрано хотя бы у частных лиц в Крыму, — почему этот иск до сих пор не подготовлен и почему украинские предприниматели, либо государство вместе с предпринимателями, — не подали иск против России за отбор конкретной частной собственности? Захват госсобственности тоже был незаконным, но сейчас мы его не рассматриваем. А вот конкретно частную собственность отняли, и почему это не было оспорено, я не понимаю.

Вернемся к Одессе. Недавно советник Михеила Саакашвили Саша Боровик сказал в интервью, что они работают над тем, чтобы привлечь в Одесскую область такого инвестора, как компания «Икея», — конечно, вы знаете ее. Администрация рассчитывает, что такое привлечение будет показателем, что у нас таки произошли перемены. В связи с этим вопрос — что вы бы считали показателем перемен?

Если изменится таможенное законодательство, все полторы тысячи таможенных кодов будут сожжены прямо на Майдане и изменятся налоги на найм, то «Икея» добровольно откроется в десятках городов Украины. Их не надо будет даже звать. Они будут ломиться в дверь, наперебой. Это будут компании, которым нужны новые точки роста. Инвесторы ждут у дверей, закрытых самой Украиной, они стоят в очереди, — когда ленивые и вороватые украинские чиновники сподобятся свои жирные жопы поднять со стула и эту дверь открыть.

А как же война? Не помеха?

Война — НЕ помеха. Деньги режут сталь.

Инвестиции будут, надо дать законные основания «Икее» и другим компаниям, которые не могут давать взятки и не готовы к этим реалиям. Им нужно дать законные основания для работы здесь. Даже приглашать будет не нужно. Хотя если пригласить, все будет еще лучше. Вообще, приглашать — вежливо.

Пересадка опытного менеджера на нашу почву откуда-то издалека — это правильный ход? Человека, который имеет положительные результаты в бизнесе, на госслужбе?

Абсолютно правильное решение. Только не хочется обижать одесситов — но мне кажется, что Саакашвили должен изменять основные законы Украины в Киеве. В должности, которая предполагает очень большие, серьезные полномочия.

И если бы его назначили, например, премьер-министром, вы бы стали министром экономики в его правительстве?

Если бы он меня позвал — то да.

Беседовал Сергей Марин

Фото Ивана Страхова

Поделиться

возможно, вас заинтересует



Оставить комментарий: