«Хорошее утро, чтобы воскреснуть». Репортаж Игоря Горы с пасхального богослужения

5 мин
29 апреля, 2019

Репортер Маяка Игорь Гора отправился в один из самых сложных районов Одессы, чтобы понять, как там проводят пасхальную ночь.

Днем Иисус, окруженный плотным кольцом из людей с камерами, протащил крест по Дерибасовской. Затем сполз со сцены под платан, где на него накинули белую простыню и увели под руки за угол. На сцене продолжали петь про царя царей, актеры-римляне расхаживали по Горсаду, а Летний театр активно закатывался плиткой.

Image Title
Image Title

После полуночи я отправился с тысячами православных восхвалять Воскресение Божьего сына. Выбор пал на местность у вокзала — здесь рядом находятся храм, собор и монастырь. Первым я переступаю порог храма на первом этаже. Внутри небольшого, по церковным масштабам, помещения рассредоточены около сорока бабушек и с десяток мужчин.

Ловлю несколько неприветливых взглядов, я здесь явно чужой — не знаю строк священного писания, не крещусь вместе со всеми, не соответсвую визуальному образу прилежного прихожанина. Речи о том, чтобы достать камеру и начать тут снимать, и быть не может. От царящей атмосферы через десять минут становится не по себе, мне нужен свежий воздух. Пячусь к выходу, толкаю двери и поспешно удаляюсь от храма. От храма к монастырю за поворот.

Этот Дом Господень побольше, но внутри негде и яблоку упасть. Получается протиснуться в дальний угол, – отсюда мне видны лишь своды с изображениями святых, блестящая лысина и платок леопардового окраса. Звучат песнопения, верующие периодически крестятся и подтверждают громогласные заявления батюшки про воскресение Христа. Через десять минут я уже на свежем воздухе, держу путь в собор.

Image Title
Image Title

Лестница приводит в просторный зал под крышей. Людей много, но остается пространство, чтобы свободно передвигаться по помещению. Делаю несколько снимков, останавливаюсь напротив полноразмерного распятия Христа. Женщина, стоящая за мной, говорит: «Сегодня нужно молиться, а не снимать». В этот момент сидящая на полу девочка начинает изучать кости и череп в основании распятия. Поднимаю камеру и делаю кадр, ощущая спиной сверлящий меня взгляд. К слову, детей здесь много, некоторые спят на расстеленных пледах, многие маются по залу. Неспешно покидаю собор.

Image Title

Возвращаюсь к храму через круглосуточный магазин. Напротив входа на парапете сидят двое бездомных, один босой с распухшими ногами, второй — с распухшими руками. В отличие от многочисленных страждущих, сегодня они не отправились просить милостыню под храмы Божьи, предпочитая трапезничать у подземного перехода. Прихватываю в магазине литр крепкого пива и преподношу к их вечере. Босой выкидывает на камеру руку в римском салюте. Настоящие одесские легионеры современности, а не актеры с Дерибасовской.

Image Title

К трем часам ночи под храм стягивается народ. Здесь установлены два стола, на которых желающие могут причаститься вином. Люди выстраиваются вдоль тротуара по обе стороны от входа, ставя корзинки под ноги. В три часа священнослужители окропляют водой присутствующих в храме, после чего публика устремляется наружу. Батюшка, за которым носят ведро со святой водой, поливает на улице людей и их продукты питания. Все расходятся.

Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title

Иду в собор, находящийся ближе к центру. За эту ночь я повидал бездомных с гниющими и отсутсвующими конечностями, бездомных в отключке, бездомные зиговали мне. Я думал меня уже не удивить. Но как бы не так. В десяти метрах от ступеней собора на асфальте под забором расположились два бомжа.

Проходящие мимо люди с корзинками периодически подают им деньги, приветсвуют с Воскресением Христовым. Интенсивность потока верующих спала и один из мужчин достает пузырек «Настоянки глоду», делает добротный глоток, передает товарищу. Тот также прикладывается к «боярышнику». Через полминуты обоих начинает тошнить. Они извергают мутные струи прямо под себя, мимо проплывают свечки и пасочки. «Воистину Воскресе», – рычит бродяга, подавляя очередной рвотный позыв.

Одной рукой прикрывает рот, второй принимает подаяние. Выпускает из себя очередную струю. Задумываюсь о целесообразности жертвы Ииисуса, пока ноги уносят меня прочь.

Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title

Транспорт сегодня в связи с праздником ходит всю ночь. В моем случае — один трамвай на маршрут. Поэтому я действительно возрадовался, когда обнаружил рогатую металлическую коробку, обтянутую рекламой букмекерской конторы, стоящей на площади. За мной на трамвай торопится компания с корзинками из трех парней и двух девушек, все ромской наружности. На остановке люди приветсвуют друг друга с Воскресением Христа, затем приветсвуют водителя прибывшего трамвая. Трамвай с лязгом рассекает ночную Одессу, пассажиры с корзинками потихоньку выходят. Покидает его, не расплатившись, и группка молодых людей. Вот и моя остановка. Начинает светать, пустоту улицы наполняют благоухания цветений и пение птиц.

Хорошее утро, чтобы воскреснуть.

Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title

Комментарии


Читайте также