Люди

“Я мог целыми днями обходиться лишь зеленым чаем”: мужчина рассказывает о том, как справился с анорексией

2 минуты
29 октября, 2018

Вопреки расхожему мнению, анорексия – это не женская болезнь, мужчины тоже ей подвержены. Мы записали историю Никиты Пермякова, который за время отказа от еды потерял 25 кг, был на краю, но сумел остановиться.

“Спусковым механизмом в моей истории стал крах личных отношений. Во мне что-то сломалось, захотелось убежать от всего. Друзья рассказали о возможности пожить в Таиланде. Я сразу согласился. Там я оказался полностью изолированным от семьи и друзей и постепенно, сначала неосознанно, потом целенаправленно, стал отказываться от еды.

Image Title

Фото из личного архива Никиты

Я жил в Бангкоке и Паттайе. Работал в туристической сфере: был ведущим, гидом и организатором различных событий. Графика не было, часто работал по ночам. Мог уехать с туристами на три дня в тур.

Поначалу я отказался от мяса и стал вегетарианцем. Тайская кухня в этом помогла: много овощных блюд, правда, очень острых. Позже начал принимать тайские таблетки «Черный Перец», которые вызывали слабительный эффект и обезвоживание организма. Я мог целыми днями обходиться лишь зеленым чаем и кофе без сахара. Ел крайне редко и очень маленькими порциями. Первое время было сложно, но после трех месяцев такого марафона чувство голода улетучилось вовсе. Осталось ощущение легкого жжения, словно съел стручок красного перца.

 

Мое настроение резко менялось: от полной апатии до бешеной эйфории. Вокруг все вертелось как во сне, ты сам находишься в позиции наблюдателя. Но при этом ощущаешь сверхпродуктивность: поспал пару часов, проснулся и вперед, только бы не думать о еде.

Один раз у меня случился глубокий обморок — потерял сознание в туалете на заправке, но к врачу я так и не обратился.

У меня развилась мания к импульсивным покупкам, тащил домой гирлянды всякие, украшения. Комната стала похожа на музей. Если переезжал в другое место, мои вещи перевозили на трех грузовиках.

Когда пересматриваю свои фотографии из Таиланда, мне становится страшно. По приезду я весил 68 кг, в самый пик анорексии – 43 кг при росте 179 см.

Для приезжих туристов и гостей я был эльфом. Они приехали в другую страну, где другие люди, улыбающиеся с косым разрезом глаз, другие религия и образ мышления. Все вокруг непривычное и сказочное, и тут в автобус заходишь ты – неземной гуманоид: «Здравствуйте, меня зовут Никита. Ближайшие дни я буду с вами». Мои рассказы о буддизме и местные притчи люди встречали бурными овациями, им было интересно. Из-за моей внешности они считали, что я словно буддийский монах, могу управлять телом и сознанием. Я постоянно был в состоянии измененного сознания, потому что человек не может не есть неделю и при этом быть абсолютно адекватным — он находится в другой реальности. 

Image Title

По большому счету, анорексия – это стремление к медленному суициду, на который человек идет осознанно или нет. По образованию я психолог, поэтому мне было даже интересно смотреть на себя: с одной стороны я понимал, что происходит, оценивал процесс, с другой стороны – получал удовольствие от происходящего. Процесс умирания запущен и в этом была какая-то красота.  

Первый переломный момент для меня наступил, когда спустя год жизни в Таиланде, ко мне прилетели родители. Мы долго не виделись, я мог месяцами не выходить на связь с родными, хотя у нас всегда были доверительные и теплые отношения. И вот встреча, а у меня никаких эмоций. Когда ты находишься внутри процесса, эмоции почти нулевые, как и критика по отношению к себе. На следующий день через их взгляды, обрывки разговоров друг с другом, я понял, что что-то происходит. В их глазах читался ужас. Родители пробыли со мной месяц. Я начал есть понемногу каждый день. Пообещал им войти в норму, но как только они уехали, опять скатился. Это продолжалось еще год.      

Тело уже давало о себе знать: ломались ногти, начались проблемы с зубами, зрение упало. Мысль о еде вызывала дискомфорт. Организм начал самоуничтожаться.

Я вдруг понял – все, финиш, или остановлюсь, или пройду точку невозврата. На следующий день я пошел в магазин и купил тайские пельмени. Попробовал поесть, живот сильно разболелся. Выход был тяжелым. Я не консультировался с врачом, почитал в интернете советы. Начал принимать обезболивающие, витамины, питательные порошки. Когда тело учится заново питаться, организм как будто взрывается, болят суставы, по коже словно бегают мурашки, не можешь уснуть. Я катался по городу часами напролет, лишь бы забить сознание механическими действиями. Это сравнимо, наверное, с ломкой наркозависимого.

Через три месяца после начала восстановления я вернулся в Украину. Еще какое-то время в зеркале я видел идеал, к которому хотелось стремиться. Было несколько срывов, но справиться было уже проще. Последние 6 лет я живу нормально, но годы в Таиланде до сих пор сказываются: есть определенные проблемы со здоровьем. Набрать вес больше 60 кг я не могу, хотя ем хорошо. Но главное – это воспоминания о той отрешенности от мира, они остаются со мной.

В голове рядового обывателя анорексия – это болезнь женщин. Мужчине нужно, наверное, в раз пять больше уверенности и силы воли, чтобы рассказать свою историю, потому что в нашем обществе это маркер женской болезни.

Выход из этой проблемы у мужчин и женщин разный. Организм страдает иначе. Практики выхода с анорексии в клиниках рассчитаны на женский организм. Опыта, когда за помощью обращаются мужчины, очень мало. По статистике, не так много мужчин выходят из этой ситуации

Самое главное – помните: все, что происходит с внешней оболочкой, начинается не снаружи, а внутри. Страшные метаморфозы, которые происходят, они не делают тебя счастливым, а наоборот — более несчастным. Ты начинаешь упиваться этим несчастьем, жалостью к себе. Это путь в никуда. Вас любят не за то, сколько вы весите, а за то, кем вы являетесь.

Романтизация небольшого веса и легкости играет с нами злую шутку. Это всего лишь фантазия и мечта. Нужно всегда понимать, что это не про здоровье”.

 

Об авторе
Лев Толстой
Михаил Кушнир

Комментарии


Читайте также