Жизнь

«Не заберем сегодня — завтра они станут шкурами». Как работает реабилитационный центр для животных в Запорожской области

5 минут
05 мая, 2020

Все звери должны быть свободными, как лев Симба из «Короля Льва», — примерно такую картину мы рисуем у себя в голове с самого детства. В реальности все не так просто. После жизни в клетке животное не сможет находиться в дикой природе, зато нуждается в реабилитации и новом доме.

К сожалению, в Украине мало кто следит за тем, куда животные попадают после цирков или зоопарков — у государства мало возможностей устроить зверей и зачастую ситуацией занимаются частные центры или волонтеры. Мы поговорили с хозяином одного из таких учреждений — о том, как устроена жизнь хищников и почему при неправильной реабилитации зверь может впасть в депрессию. 

Уже 18 лет в городе Васильевка Запорожской области работает реабилитационный центр HomeZoo для диких животных — частное учреждение существует в том числе и благодаря самим зверям. Единственное спонсирование, которое он получает, поступает именно от посетителей центра. Но он отличается от обычного зоопарка: всех животных здесь списали, от них хотели избавиться либо вообще убить. Сейчас в центре находится 170 зверей, 70 из них — крупные хищники, такие как львы. Также здесь живут тигры, бурские козы, еноты, медведи.

Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title

«Мы зарабатываем вместе с животными — это работа, увлечение и жизнь нашей семьи», — рассказывает хозяин зоопарка Александр Пылышенко. В 2002 году Александр привез из ялтинского зоопарка свое первое животное — месячную африканскую львицу Катю. Изначально мужчина просто хотел осуществить детскую мечту: оформил документы и приобрел хищницу за 1,5 тысячи долларов. Затем еще львенка Самсона — мужа Кати. Но через полтора-два года ситуация начала меняться:

Никому ненужным может оказаться животное, которое просто сломало лапу, как львица Моргана из Львовского зоопарка — она попала к Александру шестимесячной и живет в центре уже семь лет. Учитывая, что диких животных в Украине до сих пор можно купить даже на ОLХ, они — частые жители таких учреждений. По словам мужчины, иногда люди умышленно покупают хищников просто поиграться или заработать денег, чтобы через несколько месяцев отдать в зоопарк: 

«У нас была ситуация, когда трех львов бросили в фуре возле дороги. Через несколько недель позвонили и сказали, что на трассе стоит “КАМАЗ”, где находятся животные. Почти три недели их никто не кормил. Когда мы забрали львов, они до такой степени исхудали, что съели кусок моей дермантиновой куртки».

Историю полтавского медведя Александр называет наиболее впечатляющей за все время своей работы. Два с половиной года животное провело на притравочной станции, где на нем натаскивали охотничьих собак. Чтобы обезопасить их, молодому медведю выбили все клыки.

«Потом он стал слишком большим и мог травмировать собак, тогда его отдали человеку в деревню. Тот разместил его у себя во дворе и стал всем показывать — придумал такое достояние села. Однажды один мужчина привел своих дочек и разрешил погладить медведя. Закончилось все тем, что хищник оторвал 11-летней девочке руку выше локтя», — говорит Александр.

Image Title

Медведь Колыван. 

После этого случая медведя должны были либо усыпить, либо поместить в реабилитационный центр. Проблема в том, что подобное государственное учреждение в Украине на тот момент было всего одно — центр «Синевир», где свободных мест не было. Вместе с зоозащитниками Александр забрал животное к себе — медведя назвали Колываном, в HomeZoo он живет уже шесть лет. 

Реабилитационные центры «Синевир» и «Домажир» Александр называет достойными — но жить там могут только медведи, для остальных животных у государства мест толком нет. По словам мужчины, в Украине нет государственных программ для большинства диких животных. При этом количество никому ненужных зверей исчисляется сотнями:

«Все происходит тихо — государство делает вид, что не замечает, как исчезают эти животные. А они превращаются в шкуры и трофеи».

Иногда помощи просят у таких частных зоопарков, как HomeZoo. Сейчас здесь живет несколько медведей и львов, которых в прошлом году государство конфисковало из скандального зоопарка Игоря Падалко в Покровске (Донецкая область). 

Хотя у владельца не было денег, он все равно продолжал принимать ненужных животных в свой «Парк покровского периода». Всего в учреждении находилось до 500 зверей: многие из них жили прямо в транспортировочных клетках, где невозможно было даже стоять, имели тяжелые увечья и голодали. Пока зоозащитники писали заявления в Министерство экологии, собрав 25 тысяч подписей под обращением в Европейский парламент, Падалко заявлял, что просто не успел создать необходимые условия. В СМИ его учреждение называли «зоопарком смерти», а самого мужчину в результате задержали, только уже по подозрению в насилии над детьми. 

Когда государство конфисковало животных из учреждения в Донецкой области, стал вопрос, куда их поселить. Александра уговорили взять некоторых на 40-дневный карантин. За свои деньги мужчина с семьей разместил их у себя, построил две карантинные зоны, начал лечить и откармливать. С тех пор прошло уже больше года, и про животных не вспоминают. 

«На наши официальные запросы, когда и каким образом будет решаться вопрос об их дальнейшем переселении, государство не ответило ни разу. По факту у нас находятся государственные животные, за которых я отвечаю: если что-то произойдет, буду виноват тоже я. Хотя я содержу их за свои деньги, никто этого не видит, но в любой момент меня можно оштрафовать. Например, за то, что им не хватает квадратных метров, хотя у нас изначально не было для них места», — объясняет мужчина.

После того, как хищник попадает в HomeZoo, недостаточно, чтобы его просто вылечил ветеринар. Огромную часть реабилитации животного занимает психологический аспект — как правило, большинство зверей попадают в центр не из хороших мест. Но почти все они смогут социализироваться, хоть и никогда не будут жить на воле: 

«Например, медведи страдают просто от смены обстановки. Допустим, существо жило 20 лет в клетке в 10 квадратных метров — мы понимаем, что это плохо, но для него это было нормально, так оно родилось. Потом его внезапно спасают и переселяют в огромный павильон. У медведя внутри начинает работать программа, что все ценное и естественное для него исчезло, а на замену пришло непонятное и опасное. Зверь впадает в депрессию, бьется три дня о стену, истекает кровью и умирает».

К сожалению, Александр рассказывает абсолютно реальную историю о медведице, которая совершила самоубийство в киевском зоопарке. Из-за этого в 2007 году учреждение исключили из Европейской ассоциации зоопарков и аквариумов (EAZA). Сейчас оно проводит реконструкцию и надеется снова вступить в организацию. 

Image Title
Image Title

По словам мужчины, главное правило реабилитации такое: условия для зверя нужно улучшать постепенно, без стресса, добавляя каждый месяц что-то новое. Например, переводить в павильон побольше, давать более вкусную еду, общаться — тогда животное за несколько месяцев сможет адаптироваться: 

«Львы любят натираться всякими пахнущими растениями — полынью, мятой, чернобривцами. Когда я хочу найти с львом общий язык и подкупить его, даю ему мяту. Для него это наркотик, он натирает морду и лежит разморенный. Зато потом, когда хочет показать тебе свою благодарность — повернется и поставит метку. Это для нас грубо и некрасиво, но для льва иначе: ты стал его близким родственником. Животные в прайде пахнут одинаково, они постоянно трутся друг о друга и ставят метки».

Сам Александр по образованию художник, занимался преподавательской деятельностью и рассказывает, что с животными работает, как с детьми. При этом считает их своими братьями и сестрами — настолько, что в 2011 году больше месяца прожил в одной клетке с львицей Катей. Той самой, которая стала его первым хищным питомцем. Александр лично принимал у нее роды, ел и спал в клетке 36 дней — за это мужчина заработал три рекорда Украины (за самое долгое нахождение вместе с хищником, принятые роды и как человек, первым написавший картины в таких необычных условиях). 

Image Title
Image Title
Image Title

«Я пытался доказать, что все эксперименты в жизни нужно ставить на себе. Эта история изменила меня — я знаю, как все устроено за решеткой и насколько это непросто. Но эта львица — моя семья. Ты просыпаешься ночью, а она тебя лапой подтянула, обнимает и храпит. После этого невозможно стать человеком, который пойдет работать на бойню».

Помимо Александра зоопарком занимается вся его семья — жена, двое детей, невестка. Когда в доме появилась львица Катя, его сын и дочка были еще детьми — поначалу для всех это было «просто прикольно, но постепенно затянуло». Сейчас сын руководит кафе при зоопарке, жена и дочка делают сувениры, невестка ведет страницы в соцсетях, а про всю семью вместе Александр отмечает: «берем в руки лопаты или занимаемся кормлением». Также зоопарк сотрудничает с несколькими ветеринарами и строит свою клинику — в будущем там смогут жить и работать специалисты. 

Image Title

Сегодня в Украине количество списанных и ненужных животных в разы превышает количество свободных мест в реабилитационных центрах и зоопарках. Помимо зоопарка Александра на всю страну есть еще около пяти-семи частных центров, которые занимаются подобной работой. Учитывая, что с 2021 года в стране планируют закрыть все цирки с животными, им всем нужно искать места уже сейчас. И зоопарк Александра не может принять всех — если забрать еще кого-то, станут страдать другие животные. 

«Владельцы зоопарков и центров опаздывают в среднем на полтора года по сравнению с тем, что принимает государство: нам бы подышать, оформить документы и построить вольеры. Только все получается наоборот — сначала животных привозят в клетках, мы размещаем их буквально посреди двора и за пару недель строим жилище. А потом платим штрафы за самострои. 

Но если мы не заберем их сегодня — завтра они станут шкурами. Это банальная история в нашем государстве, ведь так проще и быстрее всего сделать.

Кто-то вообще следит за тем, куда деваются животные после цирков? Допустим, пятилетний медведь — его никто не вернет уже в природу, а в неволе он проживет до 50 лет. Кто все это время будет его кормить и содержать? Нам нужно посмотреть на это с другой стороны», — говорит мужчина. 

Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title

Единственные спонсоры, за счет которых существует реабилитационный центр, — его посетители, которые хотят посмотреть на животных. Мало того, что зимой сюда приходит немного людей, в начале весны зоопарк закрылся на карантин — то есть лишился хоть какого-то финансирования. В среднем день жизни хищников обходится Александру и его семье в 10 тысяч гривен — за сутки звери съедают 280 килограмм мяса, плюс корма, зерно, овощи, фрукты и медикаменты. Сейчас HomeZoo ведет сбор средств (реквизиты можно посмотреть вот тут) и просит помочь животным каждого, у кого есть возможность. 

Мы привыкли видеть на улицах Украины десятки бездомных собак и кошек — большинство проходящих мимо людей их даже не заметит. Нам почему-то кажется, что звери точно могут выжить, а большие хищники и подавно, ведь они такие сильные и страшные. «На самом деле это очень ранимые и слабые существа, которые нуждаются в нашей постоянной поддержке», — подытоживает Александр. Пускай вся окружающая реальность зверя ограничивается одним павильоном реабилитационного центра, для него это все равно целый мир. Мир, который превратить в ад или рай для животного может исключительно человек. 

Фото — личный архив зоопарка HomeZoo, Укринформ, Михаил Безфамильный.


Комментарии


Читайте также