Люди

«Если даже у украинцев тут не получается бизнес, то как получится у нас?» Семья сомалийских беженцев пытается выпускать соусы в Одессе

4 минуты
31 октября, 2019

Семья из Сомали бежала от войны в Лондон, но оказалась в Украине. Перед этим беженцы побывали в Найроби, Москве, Киеве, Виннице и даже на границе с Евросоюзом, которую так и не удалось пересечь. Дважды столкнувшись с мошенничеством при оформлении документов, семья приняла решение продолжить свою жизнь в Одессе и создавать здесь свое будущее. Сейчас мать шестерых детей Лул Мохамед управляет небольшим производством соусов по сомалийским рецептам и строит бизнес по украинским законам. Ей помогают старшие дети: 17‑летняя Мунира и 15‑летний Ибрагим. Юридическими вопросами в семейном бизнесе занимается муж Лул — Абдурашид Хассан.

В комнате едва уловимый запах специй, при входе нам протягивают бахилы. Часть пространства  занята уже упакованной продукцией. Мы встретились с Ибрагимом, Мунирой и их мамой в полуподвальном помещении, где семья обустроила собственный цех. Здесь, посреди нового спального района на окраине города, производятся соусы по сомалийским рецептам под брендом LUL. 

Дети переводят вопросы, адресованные их маме, на сомалийский. В одесскую школу они пошли только в 2012 году, но уже свободно говорят на русском, украинском и английском. Сейчас Лул Мохамед активно учит английский язык, уточняет, что это важно для бизнеса. 

— Какой объем успеваете изготовить за день? — спрашиваю я, прикидывая, сколько потребовалось времени на производство товара во всех этих коробках у стены. 

— В день около тысячи бутылок, но это максимум. 

— Вы втроем? 

— Да, работаем только втроем.

Image Title

Ибрагим, Мунира и Лул Мохамед.

В Сомали жизнь семьи была отлаженной и, казалось бы, предсказуемой. 

Муж Лул был директором сырной компании. Семью возглавлял дедушка, он владел магазином, который позже трансформировался в целый рынок. Бизнес расширялся: семья закупала в Китае автомобили на продажу, а в Италии оборудование для строительства дорог в Саудовской Аравии. Позже приобрели землю, чтобы выращивать фрукты и продавать их на рынке. Но в девяностые страна погрязла в гражданской войне, вооруженные конфликты продолжаются до сих пор.

«В 1998‑м, еще в начале войны, на глазах нашей мамы застрелили дедушку. Тогда всем казалось, что война закончится быстро: еще год или два — и власти смогут урегулировать конфликт. А тем временем никто не боялся отбирать чужое и убивать. Мы потеряли рынок, землю, деньги, а вскоре и дом. Оставаться в Сомали было опасно».

Первой остановкой для семьи стала Кения, город Найроби. Родителей беспокоило, смогут ли дети здесь продолжить учебу перспектив получить достойное образование попросту не было. Спустя несколько месяцев семья приняла решение ехать в Лондон, где живет бабушка мать Лул. Удалось найти сомалийского посредника, он обещал с помощью странного и сложного маршрута организовать переезд в Европу через Москву и Киев. 

«Неделю мы провели в Москве, затем приехали в Киев. На границе у нас забрали документы и телефоны — это было главным условием того человека. Но он оказался мошенником и в Киеве перестал выходить на связь. Мы даже не могли сразу проверить, где находимся. Он сказал, что это Польша, и исчез».

Обман обошелся семье примерно в 40 тысяч долларов, это были практически все их деньги на тот момент. Кто-то подсказал, что большая группа сомалийцев проживает в Виннице туда семья и направилась, прожив в городе восемь месяцев. Снять квартиру оказалось проблематично: все спрашивали, сколько в семье детей, а услышав «пятеро», сразу же отказывали. Найти жилье удалось, когда родители начали прятать троих детей от хозяев. Меньший состав семьи уже не так настораживал арендодателей. 

Еще одна попытка попасть в Европу снова закончилась неудачей. Винницкие сомалийцы посоветовали семье проверенный, по их словам, способ пересечь границу. Желание наконец-то попасть в Лондон победило здравый смысл и осторожность, но поддельные документы оказались ничем не лучше, чем их отсутствие. При проверке на границе семью задержали и направили в Одессу.

Image Title

В пункте для беженцев удалось получить временное жилье и еду. Позже семье выделили квартиру в общежитии Черноморки — там они живут и сейчас. Решение остаться в Одессе было не из простых — но, оценив ситуацию, Лул и Абдурашид Хассан поняли, что здесь есть шанс наладить свою жизнь. На первых этапах деньги отправляла бабушка из Лондона, но в 2018 году она умерла. Отец смог найти работу в Одесском порту благодаря знакомым из диаспоры. Но это все не гарантировало финансовую безопасность в будущем.

«Мы начали искать идею для собственного дела в Украине, обсуждать различные варианты. Открыть свой рынок? Торговать? Здесь это вряд ли удастся. Нам сразу объяснили, что без нужных связей подобное невозможно. Идеи не было. Но однажды мы купили в магазине какой-то соус и поняли: вот оно, мы ведь можем сделать лучше!» — рассказывает Ибрагим.

За этим последовал долгий процесс оформления  документов: для регистрации компании в Украине необходимо получить идентификационный код и открыть счет в банке. Все это делалось одновременно с бесконечной отработкой рецептуры и поиском помещения. Было очевидно, что хорошему товару нужна качественная этикетка, макет оформления продукции дети создали сами. А бренд соусов получил имя LUL — в честь мамы. 

К 2016 году компания была полностью зарегистрирована. Офис одного из юристов, занимающегося оформлением, располагался возле «Привоза». Но сложности возникли не только юридического характера.

«Мы шли по крайним рядам "Привоза". Впереди вдруг выбежал человек и направил пистолет в нашу сторону. Только через секунду мы поняли, что он защищает нас, пригрозив вору, который уже протягивал руку к нашей сумке. После мама говорила: "Кажется, по этому городу нужно ходить с охраной". Мы стали осмотрительней, но отца все равно несколько раз обворовывали на "Привозе"».

Работа отца не требовала постоянной занятости, поэтому именно он чаще всего сидел с младшими детьми. 

«В нашей семье женщинам никто не запрещал работать, просто раньше этого не требовалось. Сейчас все изменилось, папа сидит с детьми, когда мы заняты. А мама все сильней увлекается бизнесом. Она никогда не думала, что будет заниматься чем-то подобным, — говорит Мунира о матери, — Но готовить всегда любила, от бабушки и прабабушки достались семейные рецепты. Раньше она мечтала открыть салон красоты в Европе, но в Украине эту идею пришлось оставить. Уже тогда было ясно, что в украинском бизнесе необходимо терпение. Папа не верил в эту идею, до сих пор не верит, но с самого начала помогал все устроить: зарегистрировать торговую марку, найти нужные связи, договориться».

«Он повторял: посмотрите на украинцев — если даже у них тут ничего не получается, то как может получиться у нас?»

Image Title

Лул Мохамед.

«Один из дистрибьюторов сразу сказал нам: «Что? Соус? В Украине это не пойдет. Здесь покупают хлеб, макароны, колбасу, воду и водку. Вы зря тратите время, закрывайтесь». Мы расстроились, но не послушали его».

Первым местом, где семья попыталась реализовывать соус, был продуктовый магазин рядом с цехом. Тогда они еще не знали, как правильно рассчитать себестоимость, поэтому соус продался, а заработать так и не удалось. 

В тот момент семья поняла, что знаний для бизнеса в Украине им не хватает. Ибрагим и Мунира начали заниматься на курсах при политехе, где три месяца изучали азы малого предпринимательства. Там выяснилось, что соус они продали в три раза ниже себестоимости. Пересмотрев ценообразование и приготовив несколько видов соусов, семья отнесла их в METRO. Директор торгового центра одобрил продукт, но сразу предупредил: хотите с нами работать — нужен большой объем, десятки тысяч бутылок в день. Оборудование в цеху семьи позволяло наполнить не больше тысячи бутылок за день. 

В «Таврии» стоимость «входа» нового бренда составила 100 тысяч гривен. Эта сумма казалась неподъемной — но хотя бы не такой, как в АТБ, где требовалось 400 тысяч гривен. Удачно договориться удалось с двумя ресторанами в Совиньоне, острый соус дополнил блюда из меню.

Image Title

Друзья семьи из представительства ООН выслали приглашение на семинар в «Сільпо». Его организовывал в Киеве проект «Лавка традиций», его цель — поддержка локальных производителей и фермерской продукции.

«Там мы узнали, что такое система HACCP (международная система анализа рисков для предпринимателей, которые производят продукты питания. — Прим. «Маяка»). На семинаре нам рассказывали о маркетинге, рекламе, санитарных нормах. Это очень пригодилось в дальнейшем».

Семье удалось получить государственный грант для развития бизнеса иностранцами на территории Украины. Всего 140 тысяч гривен, но этого хватило для покупки нового оборудования и ноутбука, давшего возможность вести финансовый учет. 

Сейчас в ассортименте компании три соуса, которые отличаются степенью остроты. Главной особенностью своей продукции Лул считает натуральность всех ингредиентов. Семья заметила, что в Одессе часто проходят ярмарки и городские фестивали — это отличный формат рекламы. Было бы неправильно представлять там  лишь свой основной продукт, поэтому на фестивалях соусы предлагали попробовать вместе с традиционной сомалийской выпечкой. Также Лул начала готовить 7 видов варенья. 

«Мы поняли, что украинцам интересно все новое, но все же покупать они предпочитают именно то, что уже знают. Поэтому скоро у нас появится ореховая и шоколадная паста, не такие острые соусы и несколько видов повидла».

Все ингредиенты закупаются здесь, прямые поставки экзотических фруктов пока не удалось наладить. Лул адаптировала сомалийские рецепты таким образом, чтобы сочетать овощи и тропические фрукты и локальные овощи. Одна из самых ярких вкусовых составляющих — манго. А смесь специй приходится готовить самостоятельно, нужных приправ в Украине нет. 

Из-за рабочего графика дети смогли посетить чуть больше половины учебных занятий, поэтому пришлось перевестись на вечернюю форму обучения. Высшее образование Мунира и Ибрагим хотят получить в сфере экономики и менеджмента. 

Приготовление соусов — не единственное их занятие. Мунира успела закончить курсы визажа, Ибрагим ходит на футбольные тренировки, а в свободное время гуляет с младшими братьями и сестрами. Лул сосредоточилась на изучении языков. 

«В Одессе хорошо, — говорит Ибрагим, — нам нравится город, нравится гулять в центре и в Аркадии». 

«Но Киев мне нравится больше», — уточняет Мунира.

Image Title

Ближайшие планы семьи — арендовать завод в Харькове. Это поможет значительно увеличить объемы производства. Когда соус будет соответствовать европейским стандартам, появится возможность экспортировать товар. А сейчас идут переговоры с Glovo — если они завершатся удачно, соусы LUL могут появиться в меню доставки.

«Наш дедушка был крутым, почему бы нам не стать такими же крутыми? Об этом мы думали, когда начинали. Папа 30 лет работал на кого-то, а сейчас у него ничего нет, хоть в компании он и занимал руководящую должность. В семье много детей, им всем нужно учиться. Мы понимали, что ради будущего нужно делать что-то самим, что-то после себя оставить».

Сейчас соусы LUL можно заказать в Instagram.


Комментарии


Читайте также