Безумие

«Я принимаю гормоны, чтобы запасть на мужчину». Как люди влияют на чувство влюбленности с помощью таблеток

5 мин
17 апреля, 2019

Влюбленность – более чем изученное чувство. Состояние гормонов влияет на то, как мы воспринимаем партнера и его действия. Если любовь – это химия, то можно ли вносить в нее медикаментозные коррективы? Спойлер: можно. История, где условная девушка намеренно принимает нужный препарат и изменяет свое отношение к условному мужчине, уже не редкость.

Как работает мозг, когда мы влюблены

Доктор антропологии Хелен Фишер из Ратгерского университета вместе с коллегами разложила процесс влюбленности по полочками. Ее исследование показывает, что любовь условно делится на 3 категории: похоть, влечение, привязанность. И каждый тип чувств характеризуется своим набором гормонов:

  • похоть имеет эволюционную основу и проистекает из потребности банального размножения. При этом половые железы стимулируют выработку гормонов тестостерона и эстрогена (мужской и женский половые гормоны);

  • влечение – это те самые «бабочки в животе». Здесь и дофамин (гормон счастья), и норэпинефрин (наделяет бессонницей), и серотонин (влияет на аппетит и настроение);

  • привязанность – тут все сложнее и интереснее, поскольку выделяются окситоцин и вазопрессин. Окситоцин, гормон объятий, в больших количествах высвобождается во время секса, родов и кормления грудью, а вазопрессин участвует в формировании социального поведения, типа привязанность отцов к детям.

Сильная влюбленность часто сопровождается бессонницей, гиперактивностью и потерей аппетита. Все потому, что в организме бушует дофамин. Если мысли о возлюбленном занимают 90% времени, не вините себя. Это заслуга серотонина. У этого гормона обратная зависимость с родственным ему дофамином и норэпинефрином. Когда уровень последних двух повышается, количество серотонина падает и вызывает навязчивые мысли о другом человеке. Сила норэпинефрина заключается в способности влюбленного запоминать мельчайшие детали поведения своей пассии и досконально воспроизводить каждый миг, проведённый вместе.

Первые месяцы влюбленности очень сильно напоминают обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) – состояние, когда для человека становится важна каждая деталь, его постоянно преследуют навязчивые мысли. Логично предположить, что снизить градус влюбленности на первых этапах помогают препараты от ОКР.

Природа человека такова, что как только он досконально изучит какой-то процесс, ему захочется им управлять.

«В разных научных лабораториях исследовалось влияние гормонов на половое поведение животных. Например, введение вазопрессина в мозг самцов моногамных мышек-полевок, или блокирование у них выделения дофамина и окситоцина, делало их полигамными. А введение окситоцина в мозг самок того же вида вызывало у них активное половое поведение даже в периоды, когда они не были готовы спариваться. Конечно, у человека все гораздо сложнее, чем у мышки-полевки, но и тут фармакологическое вмешательство может влиять на чувства», – рассказывает доктор биологических наук Нана Войтенко.

Человечество все понимает про любовь и хочет устранять неприятности, которые могут сопровождать этот процесс. Сложно сказать, как скоро мы придем к таблеткам сомы, которые поглощали герои Олдоса Хаксли в романе «О дивный новый мир», но уже сейчас изменять свои эмоции медикаментами – нормальная практика.

Image Title

Мария (имя героини изменено по её просьбе) рассказала нам о том, как захотела избавиться от одиночества и принялась за медикаментозное лечение социального тревожного расстройства, мешавшего ей знакомиться с парнями. Чуть больше года назад лечащий врач предложил ей побороть тревогу антидепрессантами.  Но результат лечения имел неожиданный побочный эффект.

«Мне прописали ингибитор обратного захвата серотонина (СИОЗС), который балансирует серотонин и дофамин. Практически сразу же прекратились панические атаки в ситуациях, которые обычно доставляли мне неудобство. Вскоре после этого я познакомилась с парнем, который показался мне красивым и привлекательным. От знакомства к отношениям мы перешли без приступов паники с моей стороны. Но шли недели, и я понимала, что некоторые вещи не в порядке. Врач предупреждал меня, что сексуальное влечение может быть ослаблено, но проблема была не только в отсутствии интереса к сексу. Эмоциональная гамма была блеклой, не было искры. Я забывала отвечать на его романтические сообщения, у меня не было энтузиазма перед встречей, мне сложно было проявлять сочувствие к нему. Со стороны это выглядело как равнодушие».

Войтенко объясняет такую потерю интереса и физического влечения сдвигом в гормональном фоне. «Известно, что лечение блокаторами обратного захвата серотонина (что приводит к увеличению количества серотонина в синапсах) подавляет либидо. Также эти антидепрессанты уменьшают концентрацию дофамина в головном мозге, что вызывает снижение эйфории при влюбленности, что, в свою очередь, мешает сформировать привязанность. У данного класса лекарств существует еще один побочный эффект, который снижает эмпатию. Так что прием этого вида антидепрессантов снижает возможность влюбиться».

Управлять можно не только чувством влюбленности, но и болью от расставания. Если при упоминании о бывшем/бывшей вам становится плохо на физическом уровне, не переживайте – с вами все нормально. Это работа лимбической системы, которая активирует область мозга, отвечающую за физическую боль. Ученые университета Огайо выяснили, что регулярный прием анальгетика в такой ситуации существенно снижает уровень страданий. Так что, по сути, и таблетка от разбитого сердца тоже существует.

Image Title

Психотерапевты считают эксперименты с погашенными чувствами чрезвычайно опасными. Препараты могут сильно нарушить гормональный статус с одной стороны, а с другой, чувство безопасности и расслабленности влияет на критическое мышление, увеличивая вероятность влюбиться в кого-то недосягаемого или вредного. Потому что когда у человека созревает гормональный фон, под медикаментами или нет, он начинает искать партнера. Тут как с едой – вырабатывается желудочный сок, и мы ищем, чем закрыть эту потребность. Можно фастфудом – быстро, но вредно, а можно чем-то правильным и полезным.

В новой фармакологической реальности мы вынуждены разбираться и понимать, бросать ли себя и свой мозг на самотек эмоций и переживаний, или, наоборот, стараться редактировать то, что заставит нас волноваться.


Комментарии


Читайте также