Люди

«Я работаю на Чернобыльской атомной электростанции»

3 минуты
21 мая, 2019

Не все знают, что Чернобыльская АЭС — не заброшенный объект, куда водят экскурсии сталкеры, а все еще действующая станция. Мы поговорили с одним из ее работников и заодно узнали, как ему новый сериал «Чернобыль» от HBO.

Меня зовут Юрий, мне 35 лет и я с 2008 года работаю на Чернобыльской атомной электростанции. Поэтому привык отвечать на много странных вопросов: свечусь ли я ночью? Сколько у меня пальцев на ногах? Видел ли я двухголовых волков?

Я окончил Севастопольский национальный университет ядерной энергии и промышленности, у меня диплом инженера радио-химика. Работаю пять дней, 36 часов в неделю— из-за вредных условий труда. На работу я добираюсь на электропоезде, это централизованная доставка персонала ЧАЭС. Время в пути занимает примерно 45 минут в одну сторону, причем каждый раз приходится пересекать небольшую часть Беларуси. Я живу в Славутиче, город был специально построен для постоянного проживания работников Чернобыльской АЭС и членов их семей после аварии. Сюда я переехал с родителями еще в 1989 году.

Моя должность звучит как «старший мастер участка пылеподавления и экранирования». Если в общих чертах, то я руководитель участка, задачей которого является снижение уровня радиации.

Чернобыльскую АЭС можно в полной мере считать действующей, хоть она и не вырабатывает электроэнергию.

Жизненный цикл любой АЭС можно поделить на три этапа: строительство и ввод в эксплуатацию, сама эксплуатация, снятие с нее и демонтаж. Сейчас Чернобыльская станция находится на третьем этапе.

Основная задача персонала — преобразование объекта «Укрытие» в экологическую систему. «Укрытие» — это то самое изоляционное сооружение над четвертым энергоблоком, неофициально оно известно как «Саркофаг». Сейчас над ним построен еще один купол, он называется «Новый безопасный конфайнмент» — его только предстоит ввести в эксплуатацию, которая рассчитана на сто лет.

Image Title

Находиться на территории станции небезопасно, это зона действия ионизирующих излучений. При этом сталкеры или другие безумные туристы у нас в зоне появляются регулярно. Основная защита от радиации — это соблюдение требований и норм радиационной безопасности. Специальные костюмы, перчатки, обувь, респираторы, противогазы и так далее, контроль доз облучения и лечебно-профилактическое питание. Его можно сравнить с питанием в санаториях — оно сформировано так, чтобы обеспечить достаточный уровень всех необходимых витаминов и минералов, необходимых при работе в таких условиях. За работу в зоне отчуждения я ежемесячно получаю доплату, но ее уровень очень низкий.

На станции работает 2300 человек, среди них есть и те, кто работал до аварии. Я общался с ними, тема аварии — не табу, она свободно обсуждается. Но у «старожилов» не так много желания об этом рассказывать. Все они видели эту ситуацию с разных сторон.

На ЧАЭС работают такие же люди как и везде. В обыденной жизни они не будут отличаться от работников автозавода или текстильной фабрики. Люди любят спорт, причем наш профсоюзный комитет и предприятие проводят ежегодную спартакиаду, любят охоту и рыбалку, занимаются творчеством — это театральная самодеятельность, музыка, КВН, поэзия.

Но все делают очень важную и нужную работу. Ведь у нас в стране нет персонала, который бы имел подобный опыт. Чернобыльская станция — первая АЭС Украины, которая снимается с эксплуатации. А у нас еще четыре АЭС, и настанет время, когда этот опыт будет очень востребован.

Я видел очень много документальных фильмов про аварию, но сериал от HBO стал для меня первым художественным кино, рассказывающим об этом. Немного тяжело смотреть на происходящее в фильме, осознавая, что ты работаешь именно там. Сериал очень реалистичен, учитывая, что снималось все в Литве, на родственной АЭС. Есть некоторые незначительные мелочи, на которые могут обратить внимание знатоки — например, другие автобусы для эвакуации. Но в любом случае все сделано очень реалистично.


Комментарии


Читайте также