История

Как 500 лет назад английский и французский короли закатили одну из самых шикарных вечеринок в истории

5 минут
05 июля, 2020

В июне 1520 года два величайших монарха эпохи Возрождения — многоженец Генрих VIII и неуступчивый Франциск I — закатили одну из самых масштабных и мотовских вечеринок того времени. Она называлась «Поле золотой парчи», продлилась около двух с половиной недель и обошлась обеим державам в сумму, эквивалентную сегодня 19 миллионам долларов США. Цель была проста: укрепить дружбу между двумя монархами. Сейчас расскажем, что из этого получилось.

Image Title

Место для встречи выбрали в долине недалеко от города Кале — ближайшего к Англии населенного пункта Франции. Здешние просторы позволили возвести гигантские дворцы, разбить палаточные городки, соорудить арены для борьбы и рыцарских турниров. С 7 по 24 июня небольшое временное поселение сверкало золотой парчой, ослепляя торжеством и тщеславием. Его посетило свыше 12 000 человек, среди которых были как члены королевских семей и дворяне, так и слуги и обычный люд. 

Естественно, требовалось множество блюд, чтобы накормить их, на приготовление ушло 29 000 рыб, 98 000 яиц, 6 475 птиц, 2 200 овец, а запивали все это почти 818 000 литров вина. Развлекательная программа состояла из поединков на лошадях, борьбы, стрельбы из лука, спортивных состязаний и театрализованных выступлений в масках. Любая другая ярмарка тех лет бледнела на фоне тщеславной роскоши «Поля золотой парчи», которая, по сути, была мирным саммитом, проведенным для того, чтобы объединить две державы.   

Переговоры начались со встречи двух монархов, которым уже не терпелось похвастаться своим величием и богатством. Как пишет английский историк Эдвард Холл, на Генрихе сверкала «ребристая золотая ткань, да такой формы, что завораживала взор». Французский монарх явился в наряде из позолоченного фриза и драгоценных камней, все это дополняла шляпа с белыми перьями. И если вы считаете, что это китч, то как же вас удивит Генрих VIII, который явился на турнир в доспехах, украшенных почти 57 килограммами золота и 1 100 жемчужинами, добытыми тяжким трудом из шахт или купленными у восточных торговцев.

А что насчет винного фонтана и парящего в небе бутафорского дракона, испускающего пламя? Тем не менее, несмотря на размах, вечеринка не выполнила главную цель — Англия и Франция помирились лишь условно и ненадолго.

Image Title

Франциск I и Генрих VIII.

Интриги монархов

Чем же руководствовались европейские монархи, спуская столько денег, времени и энергии на такое, как выяснилось впоследствии, бесполезное мероприятие? Чтобы понять это, надо вернуться на два года назад, когда главный советник Генриха VIII — кардинал Томас Уолси, который отлично разбирался во внешней и внутренней политике, — убедил Англию, Францию, Священную Римскую империю и другие папские государства, то есть ведущие европейские державы тех времен, подписать договор о всеобщем мире, который обязывал бы их помогать друг другу в случае нападения на одну из держав. По словам автора книги «Поле золотой парчи» Гленна Ричардсона, кардинал Уолси, действующий под покровительством Папы Льва X, считал, что договор сработает только «на основе личного взаимопонимания» между французским и английским королем.

В начале XVI века в Европе наиболее влиятельными монархами считались Генрих VIII, Франциск I и Карл V — император Священной Римской империи. На протяжении десятилетий они господствовали в Европе, то ругаясь между собой, то братаясь. И «Поле золотой парчи» — это еще одна попытка заключить союз между английским и французским королем после гремящей почти век назад Столетней войны.

Франциск I рассчитывал обзавестись мощным союзником, который позволит противостоять нарастающей экспансии государства Карла V. Кроме того, Османская угроза становилась все ощутимее. Интересно, знал ли французский монарх, что за несколько дней до «мировой вечеринки» Генрих VIII встречался с императором Священной Римской империи.

К тому же у французского короля были личные обиды. После смерти в 1519 году императора Священной Римской империи Максимилиана I Франциск I и Карл V  претендовали на престол, но Папа Римский отдал предпочтение Карлу.

Создание союза монархов подразумевало зрелищные и дорогостоящие мероприятия, местами не уступающие военным действиям. По словам Ричардсона, таким образом короли «получали репутацию на международной арене». Поэтому различного рода турниры, которые в том числе проводились на Поле, помогли монархам продемонстрировать военную мощь, навыки и ресурсы. Показать, что если вдруг вспыхнет война, то им есть чем ответить. 

С другой стороны, колоссальные траты Генриха VIII и Франциска I на организацию и проведение мирового саммита демонстрировали любовь монархов к культуре Возрождения и бессмысленным помпезным издержкам — и это тоже было своего рода соперничество. Проще говоря, английскому и французскому королю ну очень хотелось выпендриться друг перед другом. 

Image Title

Саммит в духе опен-фест

Организация встречи легла на мощные плечи кардинала Уолси. Он отвечал за питание, размещение, логистику и развлечения. Правда, на открытии саммита все едва не закончилось фиаско. Французы перепутали позолоченные наряды англичан с доспехами и уже начали было готовиться к драке. Однако короли не растерялись и, как пишет Холл, обнялись у всех на глазах, а затем направились в роскошную золотую палатку плечом к плечу. 

Обоим монархам не терпелось продемонстрировать друг другу свое превосходство. Но из дипломатических соображений им пришлось сбавить обороты. Поэтому во время трех главных пиров каждый ужинал при дворе своего соперника в компании первых леди Екатерины Арагонской (первая жена Генриха) и Клоды Французской. И чтобы продемонстрировать еще большую лояльность, короли сражались в турнирах на одной стороне против придворных.

Image Title

Письмо Франциска I, адресованное кардиналу Уолси, в котором французский монарх соглашается на встречу с Генрихом VIII.

Как пишет историк Трэйси Борман в книге «Генрих VIII и те, кто его сотворили», правила турнира запрещали двум монархам сражаться друг против друга, поэтому приходилось довольствоваться демонстрацией своего мастерства бок о бок. Король Англии настолько старался произвести впечатление, что буквально угробил одну из своих лошадей — довел до истощения.  

Огромный 28-летний Генрих VIII по силе превосходил 25-летнего Франциска. Однако в одиночной схватке английский король здорово продул французскому монарху — во всяком случае так пишут французские летописцы. Якобы пьяный Генрих решил наплевать на все правила и предложил побороться французскому королю тет-а-тет. Схватка продлилась недолго, гордыня выпившего Генриха сыграла против него, и он проиграл. Тем не менее английский король смирился с поражением и предложил реванш, но теперь это были состязания по стрельбе из лука.    

Большинство сведений о «Поле золотой парчи» дошли до нас из описаний послов и других участников события. Изображения есть, но их не так уж много. Например, огромнейшее полотно, которое заказал Генрих VIII. На нем мы видим целую реку из людей, которая стекается к павильонам, напоминающим мировые выставки. В толпе на коне можно увидеть и самого Генриха VIII.   

С правой стороны полотна выделяется огромный дворец, воздвигнутый на кирпичном фундаменте, его стены и крыша расписаны, в окна вставлены стекла. Он напоминает настоящий замок. На заднем плане изображены палатки — по некоторым сведениям, установили около 2800 штук, чтобы удовлетворить нужды королевской свиты обоих дворов. В верхней части полотна можно разглядеть арену для борьбы и для турниров на лошадях. По ссылке можно рассмотреть картину в высоком разрешении. По некоторым сведениям, изначально художник изобразил Генриха VIII иначе, и его лицо пришлось переписывать. 

Image Title

Из-за нехватки исторических документов сложно сказать об условиях, в которых возводились все эти сооружения. Однако Ричардсон полагает, что общее количество рабочей силы — ремесленников, плотников, портных, каменщиков, маляров, швей, солдат и рабочих, занятых на подготовке к празднику, — сравнимо с количеством людей, которые посетили Поле.

Ясно одно: свита Генриха VIII явно чувствовала себя намного лучше, чем рабочие, которые занимались организацией праздника. У некоторых слуг даже были свои собственные слуги. И так как они служили при дворе монарха, то должны были полностью соответствовать своему положению во всем — в одеждах и манерах.

Image Title

Банкетное меню Поля

На полотне можно разглядеть огромные печи, на которых готовили кушанья для застолий. По подсчетам Ричардсона, для их растопки потребовалось свыше миллиона дров. Большая часть кулинарных расходов пришлась на пиво, вино, красное мясо, блюда из птицы и специи. Продукцию поставляли местные торговцы, что позволило уменьшить расходы на логистику. Но и тут не обошлось без помпы: Генрих VIII привез с собой стада оленей и овец из Гена, а французы различный скот из долины Луар.  

В XVI веке английская и французская кухни во многом были схожи. Особой популярностью среди знати пользовалось мясо. Овощи в качестве ингредиентов для блюд также встречались, но в основном они составляли рацион других европейцев, в первую очередь из итальянских регионов. Англичане и французы использовали огромное количество специй и сахара, которые импортировали из Азии, Африки, Нового света. Эти ингредиенты сами по себе были демонстрацией богатства и статуса. Поэтому редкие и лучшие блюда можно было найти только на столах знати и королей.

Обычно пиры состояли из трех блюд, куда могло входить около 50 различных кушаний: от лебедей и павлинов до пирога с олениной, засахаренной кожуры апельсина, груш в вине, фруктового желе, тюдоровских вафель, пряного винного напитка Гиппократа, имбирных пряников, мяса морских свинок и даже дельфинов. Особый интерес представляют небольшие кондитерские фигурки, изготовленные из сахарной пасты и марципанов. Это были сложные украшения на столе, которые изображали сцены из Библии: Благовещение Пресвятой Богородицы, прибытие трех волхвов, явление ангела пастухам.    

Не менее важно, на чем подавали все эти экзотические блюда. Попробуйте догадаться. Короли трапезничали из золотых тарелок, а их первые леди из серебряных с позолотой блюд. По словам эксперта по питанию времен Тюдоров Бриджит Вебстер, вино разливали в венецианские бокалы, приборы (вернее, ложки, так как вилки только набирали популярность) были серебряными. Англичане умудрились привезти с собой множество предметов для трапезы: посуда, салфетки, скатерти.  

Image Title

Развлечения на Поле

Когда пир подходил к концу, начинались развлекательно-увеселительные мероприятия: выступления музыкантов, танцы и карнавал. Все это историк Сидней Англо описывает как «зрелище, сочетающее музыку, поэзию, постановочные бои и танцы». Участники скрывали лицо за масками, однако Генриху VIII едва ли это помогало сохранить инкогнито. Массивное телосложение предательски выдавало короля. После увеселений подавали десерт или проводили небольшую афтепати с танцами для своих.  

Ярмарка тщеславия подходила к концу, и в предпоследний день кардинал Уолси провел мессу во временно построенной часовне, украшенной гобеленами, распятием с драгоценными камнями и религиозными произведениями искусства, покрытыми серебром. Во время службы случилось нечто невероятное. «Великолепное чудовище распростерлось в небе, над землей, […] благодаря хитрому искусству (англичан. — Прим. «Маяка»), которые собрали его из обручей и обтянули тканью», как писал позднее поэт Жак Дюбуа. Искусственный дракон, который одновременно символизировал валлийское происхождение Генриха VIII и фамильную эмблему Франциска I, представлял из себя гений инженерной мысли и дышал огнем.  

Саммит завершился 24 июня масштабным пиршеством и обменом подарками. Прощаясь, монархи обеих держав клялись друг другу в дружбе, закрепляя семнадцатидневный банкет. Как бы не так. Спустя два месяца Генрих VIII встретился с Карлом V и договорился об отдельном союзе. Уже через год Священная Римская империя напала на Францию, и угадайте, чью сторону выбрал английский монарх (подсказка: вечеринка прошла зря).

Image Title

Итоги

Спустя два года Англия и Франция встретятся на другом поле — поле сражений. Епископ Джон Фишер нашел идеальное объяснение такой развязке, вслед за ним его будут повторять и другие историки, утверждая, что «правители эти были смертны и переменчивы, поэтому и воля их изменилась и не сдержали они слово свое». 

А историки XX века предположили, что «Поле золотой парчи» — акт притворства, организованный для того, чтобы прикрыть неминуемые планы обоих монархов на войну. 

Ричардсон придерживается иной точки зрения, ставя во главу угла истинную ценность события в его долгосрочном влиянии на англо-французские отношения. Несмотря на то, что война 1521-1526 годов в Италии привела к тому, что Генрих VIII и Франциск I стали по разные стороны, последующий конфликт 1526-1530 годов вновь объединил обе страны — в этот раз против Карла V.

Позже Генрих VIII в силу амурных причин (английский монарх был женат шесть раз официально) отвергнет католичество и возглавит церковь Англии — таким образом он отдалится не только от императора, но и от других католических держав по всему континенту.

Некоторые историки склонны полагать, что «Поле золотой парчи» сыграло важную культурную роль. Как полагает Ричардсон, саммит «не принес великого всеобщего мира, на который многие так рассчитывали, но зато он заложил основу для противоречивого англо-французского мира во времена правления Генриха VIII». 

Тем не менее масштабная вечеринка, прошедшая 500 лет назад и обанкротившая казну обоих государств на несколько лет, навсегда останется в истории памятником великолепному мотовству и тщеславию.

Изображения — Wiki Сommons, HRP, Smithsonian Magazine.


Комментарии


Читайте также