События

Не всего лишь кино. Дневник ОМКФ, день третий

3 минуты
16 июля, 2019

Кинообозреватель Сергей Лозовский ведет хронику ОМКФ, рассказывая не только лишь о кино.

О первом и втором дне можно прочесть тут.

Третий день кинофестиваля, пожалуй, идеальное время для восприятия кино. Организм уже втянулся в этот жесткий ритм, при этом усталость еще не успела накопиться, а от просмотренных фильмов не рябит в глазах. На фестивальную площадь входишь легкой походкой, от каждого сеанса ждешь небольшого чуда. Тем более, есть основания ждать. Фильм Наримана Алиева «Домой» накануне был встречен на ОМКФ бурной овацией, он был хорошо принят в Каннах, и вообще считается одним из ключевых фильмов этого фестиваля.

Image Title

«Домой» — это история крымского татарина Мустафы, который потерял сына в войне на востоке Украины, и теперь хочет отвезти его тело домой, в Крым. Вместе с ним в дорогу отправляется его второй сын, его зовут Алим. Это очень непростая поездка, ведь Алим учится на журналиста в Киевском университете, говорит на украинском языке, в то время как его отец считает, что они, татары, должны жить обособленно, в своем небольшом мирке. 

Роуд-муви всегда был очень выигрышным жанром. Дорога сама по себе символ перемен, и, путешествуя из пункта А в пункт Б, ты поневоле меняешься, переживая приключения, которые встречаются по пути.

Посадите двух конфликтных персонажей в одну машину, которая едет по стране, и к концу пути они станут командой. Формула, проверенная миллионом фильмов.

Конечно, это не делает фильм хуже — Нариману Алиеву хватает умения и такта рассказать историю, актеры харизматичны, а наши реалии знакомы подчас до боли. Это не идеальное кино, в нем хватает неловких сцен и сюжетных натяжек, и под финал его все сложнее собрать воедино, но для нашего кино, тем не менее, это шаг вперед. Мы еще, к сожалению, только учимся искусству кинематографии, ведь, как сказал сегодня на премьере совсем другого фильма глава Государственного агентства Украины по вопросам кино Филипп Ильенко, «человек, снявший три фильма, у нас уже считается мэтром». И такие фильмы как «Домой» — это, безусловно, те шаги, благодаря которым мы и движемся вперед.

В перерыве выхожу на площадь. Недалеко от входа в зал в некотором беспорядке стоят люди, ожидая, когда начнет стихийно образовываться новая очередь, чтобы оказаться в ее главе. 

Image Title

«Оленья шкура» Кантена Дюпье —  не самый ожидаемый фильм фестиваля, но и недооценивать его не стоит. Во-первых, там в главной роли Жан Дюжарден, а во-вторых, Дюпье прекрасно знаком кинофрикам. Например, по выдающейся в своем абсурдизме черной комедии «Шина», в которой разумная одинокая автомобильная покрышка по имени Роберт колесит по дорогам Калифорнии, убивая каждого встречного. Пока я вспоминаю нелегкий творческий путь режиссера, волонтеры устраивают небольшой танцевальной флешмоб. Очередь отвлекается от программок фестиваля и лент Инстаграма и благодарно хлопает. На ОМКФ вообще любят аплодисменты.

Что касается фильма, он безумен ровно настолько, насколько нужно. Жорж — не самый уравновешенный мужчина среднего возраста. Однажды он покупает себе шикарную ковбойскую куртку из оленьей кожи с богатой бахромой.

И все бы ничего, но только у куртки есть своя воля, и она подчиняет себе Жоржа. Ее цель — остаться единственной курткой на свете. А значит, все остальные куртки нужно уничтожить. Может быть, даже с владельцами.

Ну или это Жорж, который и изначально был странным парнем, окончательно сошел с ума. Кто знает?

Как это водится с фильмами Дюпье, рассматривать его можно по-разному. Можно расслабиться и получить удовольствие от безумного черного юмора и несомненного, хотя и трудно различимого с учетом специфики фильма кинематографического вкуса режиссера. А можно заморочиться и подтянуть социальный подтекст, ведь, как известно, одежда из настоящей кожи и меха в последнее время порицается — и вот тут мы имеем некий реванш от убитого оленя, из кожи которого пошита куртка, и который сам выходит на охоту на жалких людишек. Тут уж как вам больше нравится.

Image Title

Еду в «Родину». Раз уж день начался украинским роуд-муви, то украинским роуд-муви он должен и закончиться. Фильм «Восточник» (или «Східняк») — это рассказ о Бороде, простом мужике с Донбасса, который воюет в рядах украинской армии, и о Режиссере, солдате с Западной Украины. Вдвоем они колесят на старенькой «Ладе» по линии фронта, выполняя нехитрые задания сослуживцев — прикупить батареек и сигарет, забрать ротного командира из штаба.

Вокруг наше неясное настоящее, которое не война и не мир, а замороженное перемирие, нарушаемое регулярными обстрелами. Люди, которых они встречают, иногда им рады, иногда — не очень.

Никогда не знаешь, кто кофе угостит, а кто нож в спину загонит. А тут еще эти штабные крысы развели бюрократию, чтобы выпросить ржавый гвоздь для укрепления бункера, пятьдесят рапортов написать надо.

Фильм несколько прямолинеен в подаче, основные его идеи проговариваются героями прямо в лоб, чтобы наверняка. Но вместе с тем здесь есть замечательная игра Богдана Бенюка, узнаваемые характеры и живые, запоминающиеся диалоги. Самой войны в кадре мы почти не видим, но постоянно чувствуем, что она здесь, рядом. По косым взглядам некоторых жителей освобожденных городов и сел на солдат, по детишкам, выпрашивающим у вооруженных военных патрон, по звенящему напряжению, которое скрашивает лишь грубоватый солдатский юморок. Это действительно неплохое кино.

Я выхожу из зала на мирную улицу, иду домой писать этот дневник и по дороге думаю, что слова «мирную» и «минную» разделяет лишь одна буква. Вот насколько мы можем быть близки к тому постоянному ощущению опасности, которое сейчас видим лишь на экранах.

Об авторе
Лев Толстой
Сергей Лозовский

Комментарии


Читайте также