Люди

10 лет ОМКФ. Как фестиваль каждый год меняет жизнь горожан

3 минуты
12 июля, 2019

В этом году пройдет уже 10-й Одесский международный кинофестиваль. Десять лет показов под открытым небом, красных дорожек и людей с бейджиками по всему городу. За это время фестиваль изменил саму Одессу. Как? Мы решили спросить об этом тех, кто принимает участие, и тех, кто никак не связан с фестивалем.

Анна Семеновна, дежурная на служебном входе в Музкомедию

«Сам театр на время фестиваля уходит в отпуск, но не стоит пустым. Я помню, на первом фестивале волонтеров было человек 50, а сейчас их 250. Можно сказать, что благодаря фестивалю я узнала, что такое волонтеры. Им же не платят, а они все равно приходят, некоторые уже не первый год. Молодые ребята и девчонки бегают туда-сюда, шумят, не без этого, но благодаря им я вижу, что кроме театра есть еще что-то. 

У нас есть информация о фестивальных фильмах и я, в свободное от работы время, хожу на показы, но на Потемкинскую нет. Уже возраст не тот, добираться домой потом тяжело. Но мои дети и внучки ходят. И правильно, это же не то, что можно в другой день посмотреть, фестиваль не перенесешь — он только раз в год».

Image Title

Елена, портниха

«Летом мне всегда было не до отдыха — выпускные, сезон свадеб. Работы много. Но теперь прибавились еще и платья для ОМКФ. У меня есть несколько клиенток, которые на него ходят последние несколько лет. Заказывают платья и костюмы для красной дорожки и вечеринок фестиваля. Просят сделать что-то из того, что видели в Инстаграме или просто в интернет-магазинах, но хотят немного дополнить или изменить — ничего сверхъестественного, но, часто, довольно интересные модели. Я первое время даже выискивала свои работы с фотоотчетов дорожки, но сейчас перестала. Фестиваль стал привычным поводом для увеличения заказов — как Новый год, 8 марта, выпускные и августовские свадьбы. А сама я на фестиваль только на Потемкинскую хожу, но пару раз видела, что кино показывали на Ланжероновском спуске».

Андрей, живет возле Музкомедии

«Я живу возле Музкомедии меньше, чем она принимает у себя ОМКФ, но заметил, что каждый год перед фестивалем проводят ремонт на Итальянском бульваре. Еще мне очень нравится, что во время ОМКФ перед Музкомедией появляется большой фудкорт. В прошлом году я попробовал там пару блюд из заведений, в которые все никак не мог доехать. Мне их советовали друзья, но как-то времени не хватало. А тут все в одном месте. Я попробовал, мне понравилось, и когда фестиваль закончился, у меня появился стимул посетить эти заведения. Наверное, это хорошо для города, ведь я не один такой, кто попробовал и стал клиентом. Заведения могут работать дальше и платят зарплаты, налоги. В целом, я думаю, что это хорошо для города. Хотя, конечно, меня не очень радует музыка под окнами в фестивальные дни».

Image Title

Оксана, администратор шашлычной рядом с Родиной

«Мы уже знаем время, числа и готовимся к фестивалю. За столько лет мы уже привыкли, что во время перерыва гости все вместе набегают. И разница в контингенте сразу чувствуется. У нас же Привоз рядом. К нам обычно приходят девушки, которые, например, рыбой торгуют. Приходят выпить по бокалу пива. А во время фестиваля у нас все так красиво одеты, дамы нарядные. Но в остальном особой разницы не чувствуем. Эти люди забегают, просят быстро приготовить, мы стараемся, но размер чаевых от этого больше не становится. Во время фестиваля я хожу только на Потемкинскую, на другие показы времени нет — работа. Но когда мне было чуть меньше лет, то ходила чаще. Нравится мне этот фестиваль — ощущение чего-то большого» .

Елена Лебединская, медиакоординатор одесских СМИ на ОМКФ

«У фестиваля и города есть обоюдный интерес. Мы обращаемся с просьбой, например, облагородить территорию возле Музкомедии для удобства наших гостей. Но город, не дожидаясь запросов от нас, начинает это делать самостоятельно. Или перед перфомансами моют Потемкинскую лестницу. Также, к нам обращается множество заведений, ресторанов, кафе, клубов, и почти все они спрашивают: “Что мы можем сделать для фестиваля?”. Они готовятся к нему за полгода, задают вопросы, придумывают акции, то есть одесситы знают, что июль — это кинофестиваль.

У меня настолько прочно закрепилась ассоциация кинофестиваля с волонтерами, что другие волонтерские движения воспринимаются как его логическое продолжение. Мне кажется, что ОМКФ если и не зародил культуру волонтеров в Одессе, то стал очень хорошим толчком для ее развития.

За эти 10 лет мы заметили, что меняются и сами горожане — попробуйте вспомнить, сколько мусора оставалось на лестнице после первых open-air. Сейчас люди привыкли брать с собой подстилки или специальные сидушки вместо целлофановых пакетов».

Image Title

«Разительная разница между первым и последним фестивалем — это количество людей. Я помню, что до ОМКФ посмотреть артхаусное кино можно было только в Доме клоунов и на Киностудии. Фестиваль стал популяризацией нишевого кино. Для меня лично это самый крутой показатель: когда в середине рабочего дня, в жару полторы тысячи человек стоят в очереди на арткаусный фильм. У этих людей могут быть разные причины — любовь к кино, мода ходить на кинофестиваль, желание посмотреть фильм на языке оригинала или просто до того как фильм выйдет в широкий прокат. Причина не так уж важна. Но мне кажется, что очень круто, если артхаус вызывает такой интерес».


Комментарии


Читайте также