История

Под спорыньей во ржи: как паразитирующий грибок свел с ума Средневековье, создал творчество Босха и расширил границы восприятия

8 минут
06 июня, 2020

За что мы любим Средние века? За прекрасное умение давать любым заболеваниям или измененным состояниям поэтические названия. Эрготизм, отравление человека спорыньей, — не исключение, его называли «ведьмина корча», «священный огонь» и «Антониев огонь». Все это названия жуткого недуга, преследующего человеческую цивилизацию на протяжении практически десяти веков.

Естественно, мало кто подозревал, что причиной жуткого заболевания является спорынья. Болезненные и делириозные состояния считали по умолчанию проявлением сверхъественных сил. Иногда в них винили козни ведьм, отсюда одно из названий. Сейчас расскажем, как крошечный грибок повлиял на нашу цивилизацию. 

Спорынья, или дословно с французского «петушиная шпора», — род грибков Claviceps, которые паразитируют на ржи и других зерновых культурах. Злаки, пораженные грибком, приобретают форму изогнутых рожков от светло-коричневого до фиолетово-коричневого цвета. На Руси их, к слову, называли «чертовыми рожками». Отравление спорыньей провоцирует заболевание под названием эрготизм.  

Медики разделяют его на две формы: гангренозную и конвульсивную. В первом случае у человека возникают сокращения мышц, сильные боли по всему телу, гангрена, агрессивное поведение и умственное расстройство — все это может привести к предсказуемому плачевному результату. Во втором случае возникают похожие симптомы, сопровождающиеся сильными конвульсиями и галлюцинациями. 

При эрготизме в мозге вырабатывается высокий уровень серотонина. Это провоцирует серотониновый синдром, который, в зависимости от тяжести, приводит к коллапсу огромного количества функций организма: поносу, рвоте, ознобу, мигреням, гипертермии, тахикардии — и это только что касается физических эффектов. 

Психические и нервные нарушения при серотониновом синдроме легко могут привести под двери бедлама: тревога, бред, маниакальный синдром, эйфория или дисфория, галлюцинации, мутизм и даже кома. 

Однако больше всего эрготизм прославила «сухая гангрена»: пальцы рук и ног чернели и отпадали. Конечности людей выглядели как обугленные кочерыжки, отсюда и название «священного огня». 

Image Title

Вероятнее всего, люди впервые столкнулись с «ведьминой корчей» в то же время, когда начали возделывать зерно, а это около 10 тысяч лет назад. Ученые подозревают, что древние греки использовали зараженную спорыньей рожь во время Элевсинских мистерий. Это важные обряды инициации в культах богинь плодородия Деметры и Персефоны, которые проводились в Элевсине. Участвовали только посвященные: считалось, что человек общается с богами, испытывает мистические переживания. На этих посвящениях древние греки выпивали отвар под названием кикеон, состав которого до конца неизвестен, но есть предположение, что в него входили рожь и мята. 

В совместной работе «Дорога в Элевсис», написанной «отцом ЛСД» Альбертом Хофманом, этноботаником Робертом Уоссоном и профессором Карлом Раком, высказывается предположение,  что в состав кикеона входили компоненты спорыньи, которые усиливали действие, вызывая психоделический эффект. Эта так называемая теория об энтогенах подтверждается тем фактом, что афинского аристократа Алкивиада осудили за проведения «элевсинских таинств» у себя дома с использованием кикеона.  

Первые письменные упоминания о спорынье встречаются у Плиния и Галена. Римские ученые сообщали о зараженном зерне в I веке нашей эры, а также о пострадавших от него.

Но настоящие эпидемии эрготизма приходятся на Средние века. Дело в том, что во времена «христианского благочестия» практически все население питалось хлебом, отсюда все прославление этого продукта. Нехватка знаний об уходе за сельскохозяйственными культурами сыграла злую шутку со средневековыми жителями. Низкая температура и высокая влажность приводили к масштабному заражению посевов. Голод — явление нередкое для тех времен, поэтому люди готовы были есть даже пораженные спорыньей посевы. Что приводило к масштабным эпидемиям эрготизма. 

В «Хрониках» средневекового монаха Сигеберта из Жамблу встречается следующее описание эпидемии «огня святого Антония», которая охватила Лотарингию в 1090 году:

«Там многие гнили, в то время священный огонь пожирал органы, и когда истерзанные члены чернели, словно уголь, они либо умирали жалкой смертью, либо вели еще более жалкую жизнь, после того как им отрезали сгнившие руки и ноги; а многие мучались, пораженные нервными спазмами». 

Кстати, при чем тут «огонь святого Антония»? Как эрготизм связан с именем христианского святого, которому Босх посвятил целый триптих (это не совпадение, ниже объясним). Все просто. Покровителем больных эрготизмом считался святой Антоний, это привело к появлению Ордена антонитов, которые пытались лечить заболевших эрготизмом мощами святого. 

И иногда у них получалось — но дело вовсе не в целебных свойствах останков христианского святого, а в том, что в монастырях больным оказывали необходимую помощь и предоставляли питание относительно хорошего качества. Кстати, Орден утвердил папа Урбан II, именно он призовет к крестовым походам — массовому помешательству, которое продлится несколько веков — во времена, когда эпидемия эрготизма буйствовала в Европе. 

Image Title

Но самое примечательное в этом — одна из легендарных историй про святого Антония, про искушение демонами. Этот мотив послужил вдохновением для многих художников: Микеланджело, Босха, Питера Брейгеля Старшего, Грюневальда, и, несомненно, Сальвадора Дали. И вполне возможно, что эрготизм со своими галлюциногенными эффектами сыграл здесь не последнюю роль.

Но вернемся в темные века. В X веке «огонь святого Антония» испепелял десятки тысяч жизней в Западной Европе. В 945 году историк Фладар описал нескольких мужчин, «страдающих от язв; конечности их черные и обгоревшие, мучались они, пока к ним не явилась смерть». Спустя еще 50 лет спорынья убила 40 тысяч человек на юге Франции. 

Некоторые исследователи полагают, что спорынья повлияла на череду знаменитых исторических процессов: крестовые походы, религиозные войны, охота на ведьм. И так как психоделические эффекты спорыньи способны вызывать яркие галлюцинации и причудливые ощущения познания мира, некоторые историки высказывают версию, что в основе божественного экстаза лежит отравление спорыньей. 

Более поздние исследования подтверждают эти идеи, сравнивая эффекты ЛСД с ощущением божественного откровения. Их доводы подтверждает недавнее исследование психоделика DMT, опубликованное в журнале Journal of Psychopharmacology. Ученые установили, что половина из 2 500 опрошенных призналась: после знакомства с DMT у них появилась или усилилась вера в сверхъестественные силы и бога. Аналогичные результаты показало другое исследование: опрошенные признались, что пережили чувство мистического переживания, принимая ЛСД.

Представьте теперь средневекового человека, воспринимающего мир через христианское учение, верующего в различные суеверия и убежденного в существовании ангелов, демонов и прочей нечисти. Он отравился спорыньей, и, к его (если так можно сказать) счастью, у него легкая форма эрготизма. Насмотрится на такие ужасы, что до конца уверует в любую христианскую доктрину.

Кстати, еще раз о религии. Некоторые исследования полагают, что от эрготизма страдала Жанна д’Арк, утверждающая, что слышала Бога. Возможно, что и Иоанн Богослов, который является автором «Откровения», описывал в подробностях Апокалипсис, где встречаются химерные и гротескные создания, поев хлебушка со спорыньей.

Image Title

Но если мы уже заговорили о гротеске и химерах, к месту вспомнить одного из главных мастеров периода Северного Возрождения.

Одна из гипотез полагает, что знаменитый нидерландский художник Ерун Антонисон ван Акен, известный миру под именем Иероним Босх, создавал свои сюрреалистические полотна, кишащие чудовищами и мистическими нечитаемыми аллегориями, не только на основании нидерландских пословиц, сказок и алхимических мистерий, но и после знакомства со спорыньей. 

И дело не только во всяких чудищах и невообразимых существах. Например, на картине «Процессия калек» изображены люди с ампутированными конечностями — и возможно, что на ней сплетены вместе аллегория и реальность, которая окружала Босха.  

По мнению историка искусства Лоринды Диксон, творчество Босха насыщено образами святого Антония, потому что художник не только лично наблюдал, как эрготизм превращает людей в калек, но и сам мог отравиться хлебом и насмотреться на образы, которые в дальнейшем воплотил на картинах на несколько жизней вперед. И искушение святого Антония — мотив, который был близок Босху.  

Случаи конвульсивного эрготизма (вызывающего галлюцинации) многократно фиксировали в Норвегии до XVII века. Люди, пораженные спорыньей, на несколько часов застывали в болезненных и пугающих позах из-за мощнейших конвульсий. Как пишут авторы тех времен, судороги становились причиной вывихов и переломов запястий и рук и даже могли привести к выкидышу. Люди сходили с ума от галлюцинаций, раскрывающих перед ними адскую пасть и знакомящих со скопищами демонов.

В Русском царстве, ставшем впоследствии Российской империей, в состав которой тогда входила Украина, за 200 лет — с 1707 по 1909 годы —  зарегистрировали 24 эпидемии эрготизма. А последняя крупная эпидемия наблюдалась в некоторых районах юга в 1926-1927 годах. Упоминания о случаях эрготизма на территории Украины (в бывшем Киевском наместничестве Российской империи) относятся к 1785 году.

В 1582 году немецкий средневековый врач и ботаник Адам Лоницер одним из первых описал спорынью в своем трактате, назвав ее clavi siliginis. До XVIII века ученые полагали, что спорынья является измененной формой зерна ржи. Подозревать, что спорынья провоцирует гангренозную форму эрготизма, начал ботаник Денис Додер в 1676 году, спустя 19 лет швейцарский анатом и физиолог Иоганн Бруннер обозначил грибок в качестве виновника и конвульсивной формы заболевания.

Развитие сельского хозяйства сократило частоту эпидемий, происходили небольшие случаи отравления. Одной из причин спада также считают смену диеты: после открытия Америки в европейский рацион вошел картофель. Постепенно эпидемии спорыньи почти сошли на нет.

Image Title

Тем не менее случаи отравления спорыньей случаются и в близкие к нашим дням времена. В августе 1951 года жители небольшого французского городка Пон-Сен-Эсприт начали жаловаться на боли в животе, бред и галлюцинации в виде вспыхивающего пламени и мерзких существ. Некоторые из них едва не покончили с собой, выбросившись из окна, другие, словно зомби, бродили по улицам и кричали, заглушая сирены «скорой помощи».

В итоге медики госпитализировали свыше 300 человек, пятеро из них скончались, а еще 60 оказались в стенах психиатрической клиники. Многие специалисты и историки полагают, что причиной столь странного поведения можно назвать спорынью. Как пишет Джон Фуллер в книге «День Огня Святого Антония», хлеб из булочной якобы оказался заражен алкалоидами. Хотя существуют версии, что всему виной отравление ртутью.

Впрочем, мы и так достаточно сгустили краски вокруг спорыньи, превратив ее в настоящее проклятье, но она приносит не только вред. О ее влиянии на роды средневековые повитухи знали не понаслышке: с XVI по XIX век акушерки кормили рожениц грибком, чтобы ускорить роды — пока не выяснилось, что спорынья может привести к разрыву матки. 

К слову, похожие алкалоиды содержатся во многих медицинских препаратах. Тут  уместна заезженная фраза Парацельса про то, что дозировка определяет вред или пользу любого вещества. Например, морфин синтезируют из мака, атропиновое противоядие из ядовитых ягод белладонны, а обезболивающий хинин из коры цинхона. Всемирная организация здравоохранения внесла их все в список основных лекарственных средств. Спорынья также может приносить пользу, ее применяют при производстве препаратов от мигрени или для остановки послеродового кровотечения.   

Image Title

Однако первое более-менее медицинское обоснование использования спорыньи нашел швейцарский химик Альберт Хофман. Его эксперименты над спорыньей в 1930-х годах позволили создать препараты, помогающие от кровоизлияния, бесплодия, болезни Паркинсона. Но настоящая слава к нему пришла после создания ЛСД, синтезированного из спорыньи. 

В 1938 году, работая над созданием соединений, которые бы стимулировали дыхательную и кровеносную систему, Хофман синтезировал соединение диэтиламид d-лизергиновой кислоты — ЛСД-25. Только спустя пять лет одним апрельским днем исследователь на личном опыте узнал о психотропных свойствах вещества, которое он создал. В популярной культуре этот день получил название «День велосипеда» — 19 апреля. Сейчас объясним. 

В этот день Хофман умышленно принял 250 микрограмм (считается высокой дозировкой) синтезированного им вещества, даже не подозревая о его эффектах. Сперва пожаловали головокружение и беспокойство, затем Хофман не смог складывать даже простые предложения. Все это время за ним наблюдал ассистент. Эффекты усиливались, но химик решил ехать домой… на велосипеде. И тут его собственное «детище» застало его врасплох. 

Подробный отчет можно прочитать в его книге «ЛСД — мой трудный ребенок». Поездка превратилась в путешествие по сюрреалистическим пейзажам, ощущение пространства и времени изменилось, здания покрылись рябью. Когда же Хофман добрался домой, то эффекты только усилились и по описанию сходятся с галлюцинациями и ужасом, которые испытывали люди в Средневековье.

«Окружающий меня мир теперь еще более ужасающе преобразился. Все в комнате вращалось, и знакомые вещи и предметы мебели приобрели гротескную угрожающую форму... Женщина возле двери, которую я с трудом узнал, принесла мне молока (Хофман полагал, что молоко поможет при отравлении. — Ред.)... Это больше не была фрау Р., а скорее злая, коварная ведьма в раскрашенной маске…. Какой-то демон вселился в меня, завладел моим телом, разумом и душой. Я вскочил и закричал, пытаясь освободиться от него, но затем опустился и беспомощно лег на диван. Вещество, с которым я хотел экспериментировать, покорило меня».

Прибывший врач не нашел никаких отклонений, кроме расширенных зрачков и спутанного сознания. Вслед за ужасом проявились светозарные видения в форме кругов и спиралей, закрытые глаза не спасали. Вскоре Хофман заснул, а утром чувствовал себя немного уставшим, но уже понимал, что синтезированное вещество имеет огромный потенциал.

В начале 1950-х официальная медицина стала применять ЛСД-25 в лечении депрессии, амнезии, алкоголизма, тревоги и героиновой зависимости. Однако неконтролируемое распространение «кислоты», как на жаргоне называют ЛСД, привело к масштабному употреблению психоделика в кругах культуры хиппи, которая резко противоречила консервативной культуре Америки тех лет. В прессе начали появляться материалы о том, что ЛСД приводит к самоубийству, сумасшествию и антисоциальному поведению. В итоге в 1966 году вещество запретили, не дав разрешения использовать его даже в лабораторных экспериментах. ЛСД заклеймили наркотиком, и на протяжении многих лет его принимали подпольно. 

Только в нулевых наметился перелом. Исследователи начали экспериментировать с веществом на основе наработок коллег из 50-х. И сейчас многие медики рекомендуют использовать синтезированное из спорыньи вещество для лечения алкоголизма, никотиновой зависимости, тревоги и депрессии. В отличие от пугающих видений спорыньи, ЛСД опасен только в больших дозировках и может привести к развитию шизофрении и других психозов при условной предрасположенности к заболеванию. 

И пока исследователи и медики ищут ему рациональное применение, а обыватели и художники с помощью него пытаются получить новый опыт, мы можем удивиться тому, насколько огромное влияние оказал на нашу цивилизацию крошечный грибок. Как породил сверхъестественные убеждения, таинственные мистерии, расширил границы искусства и сознания — от фламандской школы Босха до психоделической музыки 70-х и фильмов Гаспара Ноэ. Да и вообще, как небольшой грибок может быть одновременно источником возвышенного божественного экстаза или пропастью в адскую пасть.

Превью — Wiki Commons.


Комментарии


Читайте также