«У жінки хазяїн чоловік, а у чоловіка – Бог!». Репортаж Игоря Горы с марша на 8 марта

5 минут
09 марта, 2020

8 марта в Киеве проходил Марш женщин, его участники и участницы требовали ратификации Стамбульской конвенции — документа, который криминализирует домашнее насилие и насилие в отношении женщин. Репортер «Маяка» Игорь Гора рассказывает, как в центре столицы смешались противники абортов и Сороса, любители традиционных ценностей, феминистки и все, кто понимает, что в XXI веке нельзя вешать ярлыки из-за биологического пола человека.

Я забегаю в плиточный рот метрополитена, который неспешно облепляют сонные торговцы, расставляющие вазоны с цветами. Поезд несет меня в сердце столицы, где в 12 часов на Михайловской площади соберется и пройдет по центральным улицам Марш женщин. За два часа до него на площади также заявлен «Марш против абортов», который организовывает политическое движение «Традиція і порядок» в противовес женскому. Facebook-страничка движения гласит: «Наша задача на найближчий час — пошук небайдужих громадян, які готові вийти за рамки вуличної боротьби та взяти на себе тягар дорослої політичної гри». Мне не терпится посмотреть на этих традиционно порядочных людей.

Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title

Прибыв на место, я недоумеваю: ими оказались несколько десятков сизых подростков. Сидят в сквере Небесной Сотни на лавочках, курят и шутят. Щекастый подросток в клетчатой кепке-уточке рассказывает, как он ел пельмени и смотрел по телевизору фильм, в котором «мужика перемололо в дробилке». Аппетит бабушкиного традиционалиста был испорчен. Оглядываюсь по сторонам — есть ли тут вообще кто-то из взрослых? Мужчина в спортивной куртке ведет трансляцию с мобильного телефона — рассказывает своим зрителям, что «в Києвє в марлє нікого нема, хотя тут більша вероятность заразіться, чем в Крівом Рогє. С вірой в Бога поїхав, і ніякий вірус не страшний». Замечает проходящую мимо девушку в джинсах с оголенной голенью, комментирует соратнику: «Щас так модно». 

На свободную лавочку садится парень с длинными волосами, собранными в косу. Его узкие джинсы заправлены в высокие мартинсы, одет он только в футболку и в джинсовую безрукавку с нашивками разных металл-групп. На голове шляпа, в ухе — серьга. Все внимание «порядочной» молодежи приковано к нему — они гогочут и тычут пальцами. К парню подходит представитель полиции диалога (полиция диалога — специальный отдел коммуникации МВД, работает во время массовых акций в Украине. — Прим. «Маяка»), нагибается и что-то говорит: по всей видимости, выясняет, не пришел ли тот слишком рано и не желает ли пока что отойти в сторонку. Парень остается сидеть на лавке, полицейский диалога спрашивает традиционалистов, есть ли какие-то вопросы или претензии к неожиданному персонажу. Вопросов не оказывается.

Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title

Внимание подростков уже переключилось на группу туристов-индусов, поборники порядка насмешливо смотрят на них, проводят презрительными взглядами. Парень с косой узнал кого-то в кружке подростков, подходит и здоровается за руку с самым представительным из них (в чистом бежевом плаще). Любитель металла оказался к тому же любителем традиций и порядка. Вот высмеивающее его несколько минут назад сообщество принимает парня в свои ряды. «Ты шо, панк?» — интересуется сообщество. «Бывает», — отвечает парень.

Тем временем на площадь стягиваются Национальная гвардия и полиция. Нацгвардейцы формируют линию, разделяющую площадь. Замечаю женщину с розовыми волосами: она носится вдоль шеренги силовиков, бросается на шею нацгвардейцам, с размахом хлопает их по плечу.  Один оттолкнет — она приступает к следующему. С ней не обходятся жестко, у женщины на лицо расстройство аутистического спектра (ментальные особенности). Деликатно скрутить и спровадить ее у полицейских никак не выходит. Снимаю, как она донимает силовиков. Вот она ухватила копа за зад, он, не зная, как избавиться от назойливой нарушительницы, показывает пальцем на меня. Она поворачивает голову и без особых раздумий устремляется в мою сторону. Спасаясь бегством от преследования, я вынужден навернуть от нее несколько кругов по площади под смех неподвижных силовиков. Женщина, хрюкая, наступает на меня, толкается.

Избавиться от «хвоста» удается только под памятником княгине Ольге, где преследовательница переключается на кого-то из абортоборцев, которые к этому моменту уже выстроились под ним. Подросткам выдают баннер с названием акции. Слушаю, что говорят в микрофон противники абортов.

Повестка следующая: сатана уже укоренился в Европе и впился своими когтями в Украину, за время независимости страны он убил миллион детей, его орудия – абортарии, права женщин и феминистки, качающие эти права. Врачей и феминисток приравнивают к террористам из России, убивающим наших граждан на востоке страны. А вот государство восстало против истинных патриотов страны, направляя на марши силовиков для охраны и не давая тем самым возможности разгонять и избивать инакомыслящих. Киево-Могилянская академия – кузница нечисти, феминизма и запроданцев Сороса. Сорос, геи, сатана, феминистки и наркотики объединились, чтобы уничтожить наш богоизбранный народ.

Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title

Прикатили несколько пустых бочек, к одной из них Корчинский ведет длинноволосого любителя традиций и рок-музыки, покрытого символикой «сатанинских» групп. Ему нашлась работа — будет барабанить палками по бочке. По соседней бочке лупит палками мужчина в костюме и галстуке. Розововолосая нарушительница порядка летит на такую вечеринку, как мотылек на свет. 

Она устремляется к бочке, с восторгом молотит по ней ладонями. Представители полиции диалога тщетно пытаются ее оттянуть. Репортеры забывают про серых и угрюмых противников абортов, их камеры нацелены на барабанщицу. Спустя несколько минут сопротивления копы одерживают верх и уводят женщину, но она вырывается и убегает в сторону Владимирской горки. Ее не преследуют.

У абортоненавистников без розововолосой шалуньи печально и скучно, я протискиваюсь через кордон гвардейцев. Остальные репортеры также покидают их  сторону, сегодня там уже нечего снимать. По ту сторону кордона натыкаюсь на девиц в траурных черных одеждах. Выглядят они эффектно: красная помада, вуали, татуировки, черные очки, в руках розы. Мелькает мысль, что это завсегдатайки одного из техноклубов Киева.

Спрашиваю, какая у них акция. Оказывается, они хоронят феминизм. Сперва я начал искать смыслы, типа «феминизм мертв, да здравствует феминизм!» или «мы хороним феминизм, чтобы он воскрес, как Иисус, или восстал, как Феникс из пепла». Но после того, как к ним подходит 24-летний народный депутат Святослав Юраш и говорит «еще не привезли», мои теории рассыпаются и я понимаю, что будет дальше. Девицы действительно через некоторое время исчезают с площади и вскоре появляются, пересекая пешеходный переход с гробом на плечах. Спасибо, что в этот раз обошлось без мертвой свиньи. 

Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title

Организация траурных женщин называется «Срібло троянди», на Facebook-странице они характеризуют себя следующим образом: «Ми тяжіємо до відродження й актуалізації одвічних міфологічних сюжетів та архетипів, а наш погляд спрямовано в бік військових звитяг і вічної істини прекрасної Афіни Паллади та відчайдушної любові, відданого материнства й невідступної вірності ніжної Пенелопи… Абсолютна жінка має стати пліч-о-пліч з абсолютним чоловіком в авангарді метафізичної війни за Правду».

Несмотря на мелкий дождь, на площади собралось уже большое количество участников Марша за права женщин. Публика очень разношерстная, много красивых улыбчивых людей разного возраста. Люди с собаками, люди с велосипедами, маломобильные люди на колясках, люди в костюмах с раскрашенными лицами, держащие множество самодельных плакатов на разнообразные темы. Тем тоже много — ратификация Стамбульской конвенции, равенство, неприемлемость сексизма, патриархата, дискриминации и объективации женщины, права женщин с инвалидностью, климатические изменения и экология. Часть феминисток выступает против порнографии и проституции как форм насилия. 

Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title

По очереди выступают спикеры марша, слышимость не лучшая — абортоборцы пытаются перекричать их, впадая в совсем истерическое состояние. Оратор визжит: «У жінки хазяїн чоловік, а у чоловіка — Бог!» Мои глаза лезут на лоб от услышанного. «Приходьте до нас, ми вас вилікуємо! Педерастія лікується! Жіночі права лікуються!». Я снимаю шапочку, чтобы проветрить закипающую голову. 2020 год, центр столицы, какой-то грязный мужик на полном серьезе призывает к излечению от женских прав. «Бог, Батьківщина, Патріархат!» — раздается крик на пределе возможностей голосовых связок человека. В ушах стоит гул, мне начинает казаться, что это гул от вращения феминизма в принесенном гробу. 

Тем временем марш готов выдвигаться, сформированная колонна направляется вниз по Михайловской, свернув на Крещатик, движется к Европейской площади и затем по Владимирскому спуску до Почтовой площади. Автомобильное движение на этих улицах перекрыто. На Крещатике представительницы «Срібла троянди» все еще несут гроб, но на Владимирском я их уже не вижу. Абсолютные женщины допустили стратегическую ошибку в этой метафизической войне — брусчатка каблукам не друг. На спуске можно оценить размер колонны: людей действительно очень много, пестрая река изгибается, исчезая за поворотом. 

Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title
Image Title

Прибыв на Почтовую площадь, марш хором благодарит полицию за охрану порядка.  Силовики просят всех покинуть проезжую часть, дорога снова открыта для автомобильного движения. Участники марша прячут плакаты в рюкзаки и снимают символику. Часть людей идет на фуникулер, часть в метро. Кто-то направляется в сторону Контрактовой, где к проходящим мимо присматривается группка подростков из «Традиції і порядка». Погружаюсь в брюхо метрополитена, переполненное мужчинами и женщинами с тюльпанами, для которых 8 Марта — это просто няшный праздник цветов и конфет.


Комментарии


Читайте также