Люди

В детском саду мне сказали, что это называется «секс» — 8 историй о том, как мы узнали «об этом»

6 минут
04 декабря, 2018

Из книжек или неловкого разговора с родителями? А может, дворовые ребята рассказали обо всем в красках? Мы спросили у восьми героев, откуда люди вообще узнают о сексе.

1. У меня в школе — это было начало восьмидесятых — за определенную плату можно было почитать «тетрадку». Не забрать домой или на урок, упаси боже, а сесть и быстро прочесть эротические истории, написанные от руки в мятой тетрадке в клеточку. Это, видимо, были какие-то порнографические рассказы, которые привозили моряки — только переписанные от руки уже десятки раз. И попалось мне там странное словосочетание: «он кончил». Было понятно, что у этих обычных слов есть свой тайный смысл. Его и разъяснили мне ребята со двора, к которым я пошел за ответами на вопросы.

Image Title

2. Мне пять лет, я сижу в гостиной за столом и что-то рисую. Рядом диван, на нем сидит моя мама и что-то шьет. Я сижу лицом к работающему телевизору, по которому идет какая-то европейская мелодрама. Пульт от телевизора валяется неизвестно где.

В фильме начинается обычная, вроде бы, сцена объятий и поцелуев мужчины и женщины, и вдруг герой прислоняет героиню к стене какого-то сарая или хлева, и под весом этих двух тел стена рушится. Герои оказываются аккурат на стоге сена, где уже начинается веселье и феерия — актер рвет вещи на партнерше быстро и страстно. На этом моменте краем глаза я замечаю (край глаза замечает это только потому, что полтора глаза неотрывно смотрят в экран) что моя окаменевшая мама почему-то перестает шить, быстро поднимается с дивана, ищет взглядом пульт, но не находит его и стремительно кидается к телевизору нажать кнопку выключения.

Она выключает телевизор, разворачивается — вся красная и натянутая как струна — и молча возвращается обратно на диван. А я в полном недоумении смотрю на нее и говорю: «Чего ты? Включи обратно».

Долгая пауза, мама не отвечает и смотрит в окно. Через минуту она включает телевизор, но там уже совсем иная сцена. Потом мама вовсе выходит из комнаты, а я, ничего не поняв особо, продолжаю рисовать каких-то обычных для меня тварей на листике. Примерно через неделю я все же спросил у мамы, что означала эта сцена, и получил не очень подробный ответ типа «когда люди любят друг друга…» и так далее.

Прошло почти 25 лет, а я до сих пор помню, что на героине было темно-синее платье в мелкий белый горошек или цветочек.

3. О том, откуда берутся дети, я узнала или из осторожного рассказа мамы, или из популярной в начале девяностых книги «Мое тело». Маленькой мне больше всего в ней нравилась картинка не про секс, где мужчина и женщина лежат под одеялом, а про то, «откуда берется пук». Казалось очень смешным, что в книгах об этом пишут.

Когда я была постарше, мы с другом нашли у его родителей на антресолях кассету без подписи, которую тут же посмотрели. Это был древний порнофильм «Красная Шапочка». Я помню как мы боялись, что кассету зажует, а потом спорили, на какое место ее нужно перемотать, чтобы нас не раскрыли. Тогда я совсем не связала между собой картинки из книги и сцены фильма: понимание, что это один и тот же процесс, пришло как озарение позже.

4. Мне рассказал о механике процесса одноклассник, которому это все описал старший брат. Это было в первом классе школы, в начале 1980-х. Ну, как и другие дети, еще в садике мы матерились, но не понимали, что произносим. Я был совершенно потрясен, — впрочем, как и мальчик, который мне об этом рассказал. Первой реакцией было — «Это все выдумка!»: настолько описание того, что делают все дяди и тети, не вязался с окружающим миром.

С тем, что показывали по ТВ, наглядной агитацией, уроками в школе. Года два я сомневался, что все рассказанное мне — правда. Потом я увидел картинки, перефотографированные из каких-то западных журналов — конечно, очень плохого качества. А дальше разговоров о сексе и разных изображений становилось все больше, да и мы становились взрослее. Годам к 15 у меня уже было впечатление, что все только и ждут момента, чтобы заняться этим. Эту теорию только подтверждали порнофильмы, которые примерно тогда и появились у нас — в первых подпольных видеосалонах.

Да, еще: родители (как и у всех моих знакомых детей) всегда избегали даже намеков на секс. А в школе нам рассказывали только о чисто биологическом аспекте — яйцеклетка, зародыш, плацента, влияние алкоголя и никотина на потомство, патология, ужас, кладбище. Тем не менее, было немало случаев, когда старшеклассницы беременели и бросали школу.

 

5. Точно сейчас не вспомню, но мне было лет восемь, наверное. Я никогда не интересовалась у родителей, откуда я взялась. Как-то так вышло. Однажды я тусила у близких друзей семьи. У них был сын Дима, года на четыре меня старше. Я пришла, конечно же, со своими куклами Барби, у меня были и Кен, и Барби — все как положено. Помню, Дима меня спросил, знаю ли я, что такое секс. Я не знала. Тогда он очень оперативно на этих же куклах мне показал. Помню, сидим мы на ковре, напротив голая Барби на четвереньках и сзади Кен. Вот так я все и узнала. Потом мы выросли и я рассказывала эту историю Диме, а он жутко стеснялся.

Image Title

6. Одним из главных источников информации для меня в детстве был кинематограф. Благодаря фильмам, я познавала мир во всём его разнообразии. Тема секса не стала исключением. Сейчас я уже и не вспомню, в каком именно из шедевров эпохи VHS впервые увидела эротическую сцену. Для меня тогда сцены поцелуев были скучными и даже немножко противными, хотелось больше экшена и драк, а не вот этого вот всего. Поэтому, в то время, когда кто-то с удивлением открывал для себя сцены секса, я эти сцены с недовольным лицом перематывала.

Мне тогда и десяти лет не было, так что в полной мере осознать, что происходит между героями, я просто не могла.

По сюжету, какой-нибудь Ван Дамм (или очередной его клон) и его боевая подруга, которую он случайно встретил в начале фильма, проходят через ад, чтоб спастись от злодейского злодея. К счастью, ночью злодеи и их приспешники спят, и у героев появляется время для передышки в дешевом номере дешевого мотеля.

И тут, видимо, накал страсти доходит до предела, и герои начинают целоваться. В силу возраста я думаю: «фу!» Но на этом они не останавливаются! Они раздеваются и в следующей сцене целуются уже голыми, извиваясь на кровати. И, снова, в силу возраста, я думаю: «а я-то считала, что поцелуи не могут быть еще противнее. Фу три раза!» Благо, сцена быстро заканчивается — или перематывается, и герои снова отправляются в пекло бороться со злодеями. А фильм снова становится смотрибельным.

Image Title

7. В детстве я отлично знала, откуда берутся дети: они рождаются сразу после свадьбы. Загадкой было другое — откуда берутся вторые или даже третьи дети.

Надо опять проводить всю процедуру с рестораном, гостями, белым платьем и все такое? Я до сих пор помню эту сцену: зима, я в коричневой дубленке и по глаза закутанная в шарф, иду в детский сад. Держу маму за руку в варежке и спрашиваю, откуда берутся вторые дети. Мама удивилась такой постановке вопроса и сказала что-то про большую любовь мужчины и женщины — то есть ничего конкретного. А уже в детском саду специалисты сказали, что процедура создания детей называется «секс» и что для этого «дяде надо увидеть тетины сиси».

8. Мои родители очень просто объяснили нам с братом о том, что такое секс и откуда берутся дети — нам купили журнал для детей, в котором это доступно объясняется.

Журнал был красивый, с картинками, и там все подробно рассказывалось — начиная от различий в анатомическом строении тел мальчиков и девочек и заканчивая родами. Одно скажу точно — картинка полового акта в разрезе навсегда застряла в моей памяти. Разговоров на эту тему родители с нами не проводили, но мы с детства знали, где лежат презервативы — их не прятали, они лежали в ящике-аптечке. Правда, брали мы их не для того, чтобы использовать по назначению, а для создания «капитошек». Мы их наполняли водой и скидывали с балкона, честно пытаясь не попасть в прохожих. 

Об авторе
Лев Толстой
Таина Федосеева

Комментарии


Читайте также