06 сентября 2020

Лесные школы. Как в начале XX века боролись с распространением туберкулеза среди детей

В 1905 году рядовые американцы жили в страхе перед смертельным заболеванием — туберкулезом, или, как его еще называли, чахоткой. Тогда один нью-йоркский чиновник из департамента здравоохранения обратился в Американскую академию медицины и потребовал провести реформы, которые позволят сократить вероятность заболевания среди детей.

Во-первых, он предложил заменить окна в классах на французские (от потолка до пола), «чтобы в помещения поступало больше свежего воздуха». Это должно было улучшить циркуляцию воздуха в целом. Во-вторых, каждая школа должна иметь при себе игровую площадку. В-третьих, классы должны регулярно обрабатываться, а «учебная программа» должна быть продумана таким образом, чтобы занятия проходили на открытом воздухе.

Чиновника звали Адольф Кнопф. Он был выходцем из Германии, экспертом по туберкулезу и основателем соответствующей Национальной ассоциации, которая в дальнейшем превратится в Американскую ассоциацию пульмонологов.

Перенаселенные города, тесные жилые помещения, нехватка солнечного света и притока свежего воздуха — все эти факторы создавали условия для распространения чахотки. Кнопф полагал, что проведение школьных уроков на свежем воздухе не только привьет любовь к природе у детей, но и уменьшит вероятность передачи туберкулеза от одного ребенка к другому.

Детская смертность от туберкулеза была относительно невысокой. Однако в 1882 году немецкий врач Роберт Кох выявил патогены чахотки. Палочки, провоцирующие чахотку, потом назовут его именем. Вслед за этим появился тест, который, ко всеобщему ужасу, показал, что многие дети инфицированы туберкулезом, просто у них нет симптомов. Но больше всего напугало другое. В 1903 году оказалось, что туберкулез может жить в организме до взросления в латентной форме, а потом «проснуться» и убить носителя.

Коху присудили Нобелевскую премию в 1905 году. Выступая на церемонии, ученый подтвердил теорию, что туберкулез передается воздушно-капельным путем. 

«Даже мельчайшие капли слизи, выброшенные пациентов в воздух во время кашля, прочистки горла и даже разговора, содержат бациллы, которые могут вызвать инфекцию».

Waldschule 

Это не совпадение, что Кнопф, будучи по происхождению немцем, настаивал на проведении реформ. Ведь первая в мире школа под открытым небом для «физически слабых детей из нуждающихся семей» начала работу 1 августа 1904 года именно в Германии. Waldschule, или «лесная школа», располагалась в сосновом лесу в Шарлоттенбурге, который в дальнейшем станет частью Берлина. Ее создание — результат сотрудничества педиатра берлинской больницы Шарите Бернхарда Бендикса и школьного инспектора Германа Нойферта с эпидемиологом Адольфом Готтштайном и главным врачом Шарлоттенбурга. Государство поддержало идею, возведя ее в национальный приоритет, ведь туберкулез угрожал будущему немецкого общества — детям. 

По мнению экспертов в области общественного здравоохранения, в появлении и развитии болезни были виноваты плохая вентиляция и несоблюдение гигиенических требований: многолюдные квартиры, душные комнаты, грязное постельное белье, совместное использование кроватей в семьях рабочего класса и слишком много сидячих часов, проведенных в помещении.

И так как лекарства, не говоря уже о вакцине, не было, то медики предлагали реформировать личное поведение и окружающую среду. Знакомо, не так ли? На улицах висели плакаты, призывающие не плеваться на улицах. Медики рекомендовали физические упражнения и прогулки на свежем воздухе, требовали возводить детские площадки и парки и ограничить плотность застройки.

Как пишет профессор и исследователь истории медицины в Оксфордском университете Пол Вайндлинг в своей книге «Здоровье, раса и политика между объединением Германии и нацизмом», воздух, свет и пространство стали приоритетами для архитекторов, муниципальных чиновников и экспертов в области здравоохранения.

Что представляла из себя лесная школа

На участке, отведенном чиновниками для школы под открытым небом, строители установили павильон, создали сады, площадки для занятий и навесы, оборудованные столами и скамейками для занятий, местом под столовую, учительскую, кухню и туалеты. А также специальное сооружение, предназначенное для максимального использования солнечного света в рамках профилактики. 

Мальчики и девочки учились вместе: власти прислушались к идеям прогрессивных педагогов. И, например, если в Пруссии на одного ученика полагалось два квадратных метра, то в школе Шарлоттенбурга — целых 40.

В лесной школе, как правило, учились дети, которые контактировали с больными чахоткой, или «анемичные и недоедающие». Бендикс и Нойферт установили, что выходцы из рабочего класса чаще заражаются туберкулезом, поэтому программа была нацелена именно на их детей.

Ранее на Международном конгрессе по туберкулезу, который прошел в Берлине в 1899 году, специалисты в области общественного здравоохранения высказали тревожные мысли, что болезнь нельзя будет остановить без предоставления доступа детям рабочих к санаториям и домам с циркулирующим воздухом. Половина учителей школы были бывшими пациентами санаториев, где они уже лечились от туберкулеза.

Интерес к школе рос, вскоре количество учеников выросло до 250 человек. Эксперимент всего за несколько месяцев привлек десятки иностранных посетителей и стал международной сенсацией. К 1908 году лесные школы открыли в Англии, Франции, Бельгии, Швейцарии, Испании и США.

В последнем случае огромную роль сыграли Мэри Пэккард, первая женщина — выпускница Медицинской школы Джона Хопкинса, и Эллен Стоун, основательница Провиденской лиги по борьбе с туберкулезом. Они постарались, чтобы в старом здании школы на Род-Айленде снесли кирпичную стену и заменили ее французскими окнами, которые должны быть всегда открыты. Чтобы защитить детей от холода, им выдавали шерстяные рукавички, шапочки, калоши и подобие спальных мешков. 

По словам историка архитектуры Страсбургского университета Анны-Мари Шатле, в период с 1910 по 1925 год по всему миру открылись сотни школ под открытым небом. Все они были основаны на немецкой модели.

Накануне Первой мировой войны в США работало около 150 лесных школ в 86 городах. За каждой из них стояла ассоциация по борьбе с туберкулезом, в которую входили врачи и обычные граждане.

Эксперты по обе стороны Атлантического океана считали город рассадником инфекций. Они полагали, что если бы не улучшенные условия труда и жизни, то туберкулез продолжил бы свое шествие. Однако профилактика на открытом воздухе в санаториях была доступна лишь обеспеченным слоям населения, но не рабочим или малоимущим семьям. 

В Восточной Европе также действовали школы на открытом воздухе. Первая лесная школа открылась в Российской империи в 1913 году. Учебное заведение разместили в одном из особняков в Сокольниках, принадлежащем некогда купцу по фамилии Лямин. 

После Второй мировой войны появились антибиотики, которые значительно сократили смертность от туберкулеза, поэтому лесные школы утратили свою актуальность, хотя в некоторых странах Скандинавии продолжали действовать. 

Согласно данным Центра по контролю и профилактике заболеваний США, в начале XX века от туберкулеза умирал каждый седьмой человек в Европе и США. 

Сто лет спустя, в 2017 году, по всему миру туберкулезом заболели 10 миллионов человек и 1,6 миллиона человек (в том числе 0,3 миллиона человек с ВИЧ) умерли от него. В большинстве развитых стран чахотка считается побежденным заболеванием, чего не скажешь о развивающихся странах.

Изображения — Wiki Commons.



Комментарии