Таина Федосеева
17 ноября 2020

Милосердная убийца. Старинная культура жриц эвтаназии на Сардинии

В музее маленькой коммуны Лурас на Сардинии можно найти необычный экспонат, который выглядит весьма тривиально. Это деревянный молоток из потемневшего оливкового дерева. Он — орудие женщин, которые именовались аккабадорами. Их задача — отправлять в мир иной неизлечимо больного человека, прекращать его мучения. Такова была ритуальная эвтаназия на острове Сардиния.

Долгие годы — вплоть до середины XX века — общество Сардинии развивалось, как сказал исследователь Джованни Лиллиу, «параллельно бытию остального мира, в том числе той или иной «империи», в которую Сардиния входила, практически не сталкиваясь и мало пересекаясь с ним».

Такая этническая и социально-культурная изоляция обуславливала стремление жителей острова минимизировать контакты с официальными структурами — как государственными, так и церковными. Поэтому почти все, что современные исследователи знают об институте са аккабадора (сард. sa accabadora), — знания, почерпнутые из устной традиции и исторической памяти сардинцев.

Термин sa accabadora происходит от испанского глагола acabar, который переводится как «убивать» или «приканчивать». Как пишет этнограф и антрополог Оксана Фаис-Леутская в статье «Эвтаназия в традиционной культуре», речь идет о своеобразном институте особых женщин, существовавших едва ли не в каждой деревне в различных областях Сардинии. Больше всего их было в Барбадже — горном районе центральной части острова. И «функционировали» они, по одним сведениям, вплоть до конца XVIII, а по другим — почти до конца XIX века.

«К их услугам прибегали в тех случаях, когда дело касалось неизлечимо или мучительно больных «пациентов», страдания которых по их собственному желанию или желанию родственников хотели прекратить — в силу чего термин acabador, или его женский аналог acabadora, в контексте сардинской культуры означает даже не столько «убийца», сколько «приканчиватель(-ница)»».

Аккабадоры душили «клиента» руками или подушкой или же справлялись с помощью удара молотком в висок. Кроме оговоренной (чаще небольшой) платы им причитались еще и подношения, в том числе специальные хлеба, а также украшения, покрывала, гребни, зеркальца.

Роль женщин-аккабадор была далеко не только в том, чтобы избавить больного от мучений. Они дарили смерть почти что почетную, повышающую статус, а для сардинцев то, как ты умер, было не менее важно, чем то, как ты жил.

Кадр из фильма «Аккабадора»

Кадр из фильма «Аккабадора»

Естественная смерть во сне считалась хорошей, смерть как результат длительной агонии — унизительной. Особенно для мужчины. Поэтому на Сардинии, в отличие от остальной католической Италии, было куда более терпимое отношение к самоубийству. Согласно архивным церковным документам, а также документам правоохранительных органов, в XVIII-ХХ веках в Барбадже показатели самоубийств были необычайно, даже парадоксально высокими.

«Жители Барбаджи, вопреки христианской традиции, не усмaтривали в самоубийстве греховный поступок, идущий вразрез с волей Бога. Добровольный уход из жизни в этом горном сообществе с уважением и пониманием воспринимался как свидетельство слабости сильной личности — слабости объяснимой и простительной, даже если она овладевает мужчинами», — пишет Фаис-Леутская.

На острове, где сильны были традиции кровной мести, аккабадорам предписывалось занимать нейтральную позицию в конфликтах (а благодаря вендеттам без работы они не сидели). Удивительно, но, согласно исследователям, местные приходы, в свою очередь, занимали такую же позицию относительно самих mastra’ molte, «хозяек смерти» — те в церковных книгах упоминаются поверхностно и невнятно.

Святые отцы не могли не знать о существовании жриц эвтаназии, но, возможно, не желали «рапортовать» о непорядке на вверенном им участке и открыто идти против традиций местных жителей. Уже иначе действовали правоохранительные органы, пытаясь бороться с «сельскими ведьмами».

Несмотря на большое количество арестов женщин, дела не доходили до суда из-за нехватки улик — исследователи не берутся утверждать, что за этим стояло: покрывание местных, не доверяющих чужакам, непрофессионализм работников органов правопорядка или же некая неправдивость самого рассказа о существовании аккабадор.

Экспозиция музея Лураса

Экспозиция музея Лураса

Тем не менее о сардинских «приканчивательницах» все же остались письменные упоминания, составленные людьми, побывавшими на острове. Например, их деятельность как «варварские бытования» в 1770-е описывал Джузеппе Фуос, капеллан немецкого пехотного полка, находившегося на службе у короля Сардинии.

Военные, посетившие остров в разные времена, тоже писали об аккабадорах, но изредка упоминали о них в контексте старых, якобы несуществующих обычаев. Но в середине XX века ряд исследователей провел опрос среди пожилых жителей Сардинии — те подтверждали факт существования аккабадор, но наотрез отказывались развивать эту тему и сообщать какие-либо конкретные данные.

Тем не менее табуированная тема все же оказалась представлена в массовой культуре — в 2015 году вышел итальяно-ирландский фильм «Аккабадора» — о девушке, которой мать по наследству передала профессию милосердной убийцы.

Иллюстрации — weirditaly.com

Комментарии