Александра Подгорная
28 февраля 2021

Не лень и не бездарность. Что такое дислексия, как ее выявить и научиться с ней жить

«Ваш ребенок способный, но ленивый», «он попросту неуправляем» и «он глуповат» — именно это чаще всего говорят родителям детей с дислексией. Непонимание и стигматизация преследуют дислексиков с детства, превращая учебу в пытку и не позволяя распознать расстройство, чтобы обратиться за профессиональной помощью. «Совершенно точно, это — не болезнь», — утверждает Валерия Бобкова, продюсер проекта Dyslexia Community. Вместе с Валерией и ее коллегой Ольгой Мжельской разберем, как живут люди с дислексией.

Дислексия — это избирательное нарушение способности к овладению навыками чтения и письма при сохранении интеллекта. Нейрофизиологическая особенность, чаще всего выраженная в трудностях с точным и быстрым декодированием букв, слов и текста.

Иллюстрация — LA Johnson.

Иллюстрация — LA Johnson.

У ребенка с дислексией возникают проблемы с любыми знаковыми системами. Чаще всего дислексия, дисграфия (сложности с выражением мыслей на письме) и дискалькулия (проблемы со счетом и математикой в целом) встречаются в какой-либо комбинации. Именно поэтому в иностранной литературе используется определение «дислексия и другие связанные с ней трудности обучения».  

Первые сведения о дислексии появились еще в конце ХIХ века, но только в 70-х годах ХХ века Всемирная неврологическая федерация выделила это нарушение в самостоятельную клиническую единицу. В Украине около 1,5 миллиона таких людей. Европейская ассоциация дислексии оперирует цифрой «10% населения», Международная ассоциация дислексии говорит о 17-23% населения Земли.

Все эти люди нуждаются в специальных методиках преподавания. Например, в Евросоюзе тетради детей с дислексией помечают специальными наклейками — их письменные работы проверяются по-другому. Но толпы репетиторов и строгий контроль дисциплины только усугубят ситуацию, если семья не распознает истинную причину бесконечных ошибок. 

Как родным определить, с чем именно они столкнулись?

В том возрасте, когда хорошо бы диагностировать и корректировать дислексию, ребенок не может сам рассказать о своей проблеме, потому что он не понимает, что у других может быть по-другому.

Стойкие типичные трудности, как правило, выявляются в начальной школе — ко второму классу, когда детям все еще не удается научиться читать и писать. Главная опасность — невнимание к речи ребенка со стороны взрослых. 

Предрасположенность к дислексии и дисграфии можно обнаружить еще в дошкольном возрасте. Есть своего рода чек-лист поведенческих и психологических особенностей, которые могут стать для семьи «маячками» — весомым поводом обратиться к специалисту, чтобы опровергнуть или подтвердить свои опасения.

Самые распространенные из ранних признаков дислексии:

  • Ребенок пишет свое имя, переставляя или отзеркаливания буквы.

  • Не может выучить стихотворение с простой рифмой из четырех строк.

  • Имеет проблемы с артикуляцией.

  • Когда читает, пропускает отдельные слова или не замечает отдельные места в тексте.

  • Тяжело запоминает буквы алфавита.

  • Не может научиться ездить на велосипеде, имеет проблемы в планировании движения.

  • Обожает конструировать, но испытывает сложности со сбором конструктора по схеме.

В школах педагоги зачастую могут спутать «маркеры» дисграфии с обычными орфографическими ошибками, в результате тетрадь ученика пестрит красным, а коррекция расстройства не начинается вовремя. 

По этим повторяющимся «маркерам» можно определить дисграфию: 

  • Перестановка слогов: «радога» (дорога).

  • Замена графически похожих рукописных букв (ш-щ, т-ш, в-д, м-л, р-ь, з-э).

  • Пропуски букв в словах: «щнок (щенок); Вктр (Виктор); грша (груша)».

  • Замена букв на парные по глухости-звонкости. Например: «рабода», «бесетка», «тумать».

  • Раздельное написание приставок с глаголами: «по шел; при лег; от крыл; до делал».

  • Слитное написание предлогов со словами: «пошёл подороге; сидит вбеседке; гости насвадьбе».

  • Слитное написание слов и союзов: «мамаипапа; кормитькота; сидит иобедает».

  • Слитное написание целых предложений: «Якупилмамецветывларьке».

  • Добавление лишних букв и слогов: «думате (думать); написалш (написал); солнцъйе (солнце); молоколо (молоко)».

  • Медленное письмо, почерк плохо различим.

  • Игнорирование заглавных букв.

Чтобы диагностировать органические причины дисграфии, а также исключить дефекты зрения и слуха, важно обратиться к неврологу, офтальмологу (детскому окулисту) и отоларингологу. А детальное обследование уровня сформированности речевой функции проведет логопед. 

Иллюстрация — LA Johnson.

Иллюстрация — LA Johnson.

Сложности во взрослом возрасте

«Дислексик чаще всего не может сказать “так странно, у меня буквы прыгают и глаза бегают вперед-назад по строчке”», — объясняет Ольга Мжельская, человек с дислексией и руководитель коммуникаций в проекте Dyslexia Community.

То есть пока человек не узнает об этой симптоматике дислексии, он не поймет, что именно с ним не так, он попросту не знает, что такое «читать нормально». 

О дислексии Ольга узнала, когда уже закончила университет: в сети случайно попалась статья по теме, и она узнала в тексте себя. Позже, начав заниматься с Валерией инициативой Dyslexia Belarus и общаясь со специалистами, девушка поняла, что ее мать тоже дислексик. 

«Мне тяжело читать договоры, поэтому до подписания прошу выслать их почтой для предварительного ознакомления. А раньше от стыда просто делала вид, что читаю, и подписывала, ничего не поняв при этом. Да, я так и на работу устраивалась. Есть трудности с письменной коммуникацией. Раньше это могло смутить, ведь в нашем обществе грамотность равно компетентность, но сейчас, думаю, я нахожусь уже на том уровне профессионализма, когда мои ошибки в письмах ничего не говорят. 

Казусов, по правде, хватает: типичные путаницы с именами Олеся и Ольга, такая же история с именами Леонид и Анатолий. Объяснить это невозможно, а таких штук у меня очень много. Я могу внезапно забыть имя или фамилию моих близких друзей и коллег». 

Где искать поддержку родителям ребенка с дислексией или тем, кто подозревает у себя это расстройство?

«Дело в том, что я не знаю, каково жить без дислексии. Но даже во взрослом возрасте ощутимо, насколько мир недружественен к таким, как я, в моменты проявления дислексии, — рассказывает Ольга. — Я думаю, дислексия именно по этой причине учит быть эмпатичным. Большинство людей с ней, которых я знаю, — высокочувствительные люди, они очень хорошо ощущают проблемы и боли других». 

«Когда я дала первое интервью на тему дислексии и своей жизни, в моей семье это было воспринято негативно. Я была удивлена, мне казалось все всё знают, понимают и давно это приняли. Но в обществе все-таки есть эта тема “стыдно, если в семье есть какие-то странности, инаковость”. Но главное, что в скором времени моя мама и бабушка сказали, что гордятся мною и тем, что я делаю», — вспоминает Ольга. 

Из-за слабо развитой экосистемы поддержки людей с такими особенностями под давлением стигматизированного социума и менталитета родители могут испытывать сильную тревожность по поводу успешности своего ребенка в профессиональной среде. «Но успех скорее базируется на тех суперсилах, которые мы в себе развиваем, а не на безупречном почерке или идеальной грамотности. А собственная суперсила, уверена, есть у каждого из нас», — считает Валерия Бобкова, опираясь на опыт работы с дислексиками в проекте. 

Dyslexia Community — это проект, который вырос из небольшой локальной инициативы, созданной в Беларуси. Он аккумулирует в себе максимум информации по теме дислексии и связанных с ней трудностей обучения: онлайн-диагностика дислексии, полезная информация, инструкция действий для родителя, видеоматериалы. Еще это проект о людях с дислексией и без, о сообществе и среде взаимной поддержки и эмпатии. 

Иллюстрация — LA Johnson.

Иллюстрация — LA Johnson.

Как работают методики коррекции дислексии у детей?

Чтобы мозг развивался, ему нужно решать сложные задачи. Такими задачами для ребенка на самых ранних этапах развития становится все, что связано с координацией, ориентацией в пространстве и моторикой. Упрощенно идеальный сценарий такой: пополз, пошел, заговорил, научился играть в мяч, кататься на велосипеде, шнуровать ботинки. Примерно такая схема определяет нормотипичного ребенка с хорошо сформированной работой обоих полушарий и их устойчивым взаимодействием. 

«Для дислексика какой-то из этих пунктов в сценарии развития в свое время был не до конца проработан. Как результат — связь между левым и правым полушариями неустойчива. Поэтому одна из самых распространенных и вполне успешных методик преодоления трудностей — повторная “проработка” этого преимущественно двигательного сценария. Это помогает вернуться на несколько шагов назад и сформировать более устойчивые нейронные связи. Так игры с мячом и работа с пластилином становятся частью программы по преодолению дислексии», — объясняет Валерия.

Как корректно говорить о дислексии со взрослым человеком, если заподозрил ее у коллеги или знакомого?

Бережно и экологично. Начните разговор с категории общего — в целом о существовании и широком распространении таких особенностей работы мозга, как дислексия. Сделайте акцент на том, что это особенность строения нервной системы, НЕ связанная с уровнем развития интеллекта. А после, если человек будет готов поддерживать коммуникацию, перейдите к частному — к тем его индивидуальным особенностям, которые вам кажутся похожими на дислексию. Поделитесь ресурсами, где человек самостоятельно сможет пройти тест или найти больше информации по теме. 

Что точно не стоит говорить человеку с дислексией или дисграфией?

Очевидно, не стоит называть его глупым, тупым, подчеркивать, что человек не годится для чего-то. «Лентяй, побольше читай, учи правила русского языка» — такие фразы табу. Хоть миллион раз прочитай и осознай правила языка, это ни к чему не приведет без систематической коррекции. 

Анализируя школьное время, Ольга отмечает, что в какой-то степени ей повезло — буллинга не было. «Да, надо мной смеялись, когда делала ошибки при чтении. Но это и правда бывало смешно. Конечно, раздавались постоянные вздохи, которые мною считывались как “Мжельская опя-я-ять… мы так параграф не дочитаем до конца урока”. В начальной школе была прекрасная учительница, которая дала невероятную поддержку и развивала во мне сильные стороны: чтение стихов наизусть с выражением, пересказы, сочинения, рисование. Меня поддерживала семья, моя бабушка постоянно со мной занималась. Я профессионально и довольно успешно играла в теннис, всегда была творческим человеком — в этом чувствовала свою силу». 

Комментарии

  • Сергей Ткаченко:

    Ребёнок — это сложно… как всегда и… требует времени, любви и усилий… 🙂