События

Не всего лишь кино. Дневник ОМКФ, день пятый

3 минуты
18 июля, 2019

Кинообозреватель Сергей Лозовский ведет хронику ОМКФ, рассказывая не только лишь о кино.

Дневник первых дней читайте тут,  тут и тут.

Кантемир Балагов, конечно, заматерел. Это касается и его режиссерского почерка, и фестивального статуса. Два года назад его «Тесноту» показывали в сравнительно небольшом зале кинотеатра «Родина», сегодня же «Дылда» собрала аншлаг в зале Музкомедии на 1260 мест. Учитывая, что на этой площадке из «больших» премьер выставляются только такие титаны как Джим Джармуш или Педро Альмодовар, это большое признание.

Image Title

Действие «Дылды» разворачивается в послевоенном Ленинграде, где живут две молодые девушки — Ия и Маша. Ия заботилась о маленьком ребенке Маши, пока та была на фронте. Проблема в том, что Ия страдает редкой формой контузии. Время от времени она просто застывает, полностью отключаясь от внешнего мира. Во время одного из таких припадков по ее вине случайно гибнет ребенок Маши, и та, вернувшись в Ленинград, твердо убеждена, что Ия теперь должна родить ей нового.

Ставший уже фирменным стиль Балагова тут узнается легко, на месте тщательная работа с цветом и пространством. Кантемир очень тонко чувствует, когда нужно сжать стены вокруг героев, когда вывести их на пространство, как срифмовать цвет кофты с цветом обоев. У него прекрасный кинематографический вкус и это очень чувствуется на экране. Сам по себе фильм общей атмосферой мог бы напоминать Алексея Германа с поправкой на то, что герои Германа постоянно, много и часто неразборчиво говорят, а герои Балагова все больше молчат.

Если в диалогах сократить все паузы между репликами персонажей, фильм станет короче раза в полтора. Но режиссер никуда не торопится, его молчание выразительнее слов.

Он создает тяжелое кино о том, как непросто собрать свою жизнь, когда внутри тебя руина. 

В перерыве между сеансами многие потянулись на фудкорте к палатке с грузинской кухней. Значит, настраиваются на фильм «А потом мы танцевали» режиссера Левана Акина. Главные герои — Мераб и Иракли — танцуют в национальном грузинском ансамбле. Они — соперники за место в первом составе. А еще Мераб без памяти влюблен в Иракли, и в Грузии это может быть реальной проблемой. 

«Рассказывая историю молодых людей ЛГБТ и про их борьбу, в более широком масштабе я показываю историю и положение современной Грузии. Это не только интересный взгляд на ту часть мира, с которой знакомы немногие, но и искренний фильм о важности свободы», — приводит издание IndieWire слова Акина.

Image Title

В Грузии умеют снимать теплое и душевное кино. Чисто сюжетно «А потом мы танцевали» вплоть до мелочей очень перекликается с недавней драмой Луки Гуанданьино «Назови меня своим именем», однако прекрасная актерская игра и страстные грузинские танцы делают фильм однозначно достойным просмотра. 

Перебираюсь в Зеленый театр, где обещают один из самых ярких перформансов кинофестиваля — показ немого шедевра Роберта Вине «Кабинет доктора Калигари» в живом сопровождении британской группы Tiger Lillies. На экране разворачивается классический сюжет о сомнамбуле-убийце и его кукловоде, химерные декорации без единого прямого угла затягивают в гипнотический кошмарный сон, и под все это наложена тягучая, немного нервная, под стать фильму, музыка «тигровых лилий». 

Image Title

Фильм заканчивается, но концерт продолжается. Всего три песни, но это именно то, что нужно, чтобы стряхнуть с себя легкое оцепенение и разогнать кровь по венам. Группа садится ставить автографы на тут же купленные компакт-диски (оказывается, ими еще пользуются), а значит, пора уходить. Экватор фестиваля давно пройден. Он еще далеко не окончен, но я уже знаю, что потом мне будет его не хватать.

Об авторе
Лев Толстой
Сергей Лозовский

Комментарии


Читайте также