Александра Подгорная
22 апреля 2021

Я умираю прямо сейчас! Каково страдать ипохондрией и «лечить» отсутствие болезни

Чувствовать тревогу, общаться с врачами чаще, чем с друзьями, «гуглить» симптомы и находить подтверждение всем догадкам о страшных болезнях — подобные эпизоды бывали у всех, а в 2020-м их частота, пожалуй, достигла апогея. Что делать, если ощущение страха смерти из-за неизвестной патологии становится постоянным спутником? Само слово «ипохондрик» слишком часто звучит в адрес другого человека как обвинение, вечные жалобы раздражают. Но ипохондрики не выбирали такую жизнь. 

Иллюстрации — Алина Кропачова.

Иллюстрации — Алина Кропачова.

Мы поговорили с психоневрологом Сергеем Фернандесом де Ривесом о том, как выявить у себя ипохондрию, можно ли справиться с ней, а также как научиться поддерживать близких с перманентной тревогой о здоровье. 

Image Title

Фернандес де Ривес Сергей Францискович — врач-невропатолог высшей квалификационной категории, психиатр, кандидат медицинских наук.

Что такое ипохондрия: болезнь, ментальное расстройство?

Мы не используем термин «болезнь» в психиатрии. Реакции, которые считаются патологическими в обыденной жизни, могут оказаться адаптивными в экстремальных ситуациях — то есть спасительными для ментального равновесия. Психологические особенности есть у каждого человека, о расстройстве можно говорить, если нарушается баланс психических функций и это значительно ухудшает качество жизни.

Ипохондрия — это тревога о здоровье, связанная с катастрофической интерпретацией телесных симптомов. Она относится к группе тревожных расстройств.

Как проявляется ипохондрия? В виде приступов или хронического состояния с сезонными обострениями? В какие моменты она может дать знать о себе впервые?

Иногда толчковым фактором выступают неверно поставленный диагноз или излишне обширное обследование. Стартовой точкой для ипохондрии может стать перенесенная тяжелая болезнь, своя или близкого человека. Биологические механизмы эмпатии — система зеркальных нейронов — позволяют «примерять на себя» страдание родственника. Известны ситуации, когда чужую боль мы ощущаем даже физически.

Это хроническое расстройство. Как и панические атаки (ПА), тревога о здоровье связана с мыслями о телесных симптомах, но при ПА страх острей: умереть в этот конкретный момент от сердечного приступа, инсульта, упасть в обморок, потерять  контроль над собой или сойти с ума. При ипохондрии тревога связана с несколько другим страхом —  человек ощущает присутствие медленно, но неуклонно убивающей или инвалидизирующей его болезни. К таким можно отнести злокачественные опухоли, аутоиммунные болезни, инфекции.

Сезонные колебания косвенно связывают с длительностью светового дня. Пребывание на улице при свете солнца усиливает синтез серотонина — гормона стрессоустойчивости. 

Иллюстрации — Алина Кропачова.

Иллюстрации — Алина Кропачова.

Не «гуглить» симптомы различных болезней очень сложно, это будто наркотик. Всем хотя бы раз мерещился абстрактный «спидорак». Но когда пора насторожиться и что может указывать на проблему не в теле, а «в голове»?

Гуглить симптомы — это защитное поведение, которое помогает временно снизить тревогу. Ловушка в том, что чем больше мы идем у тревоги на поводу, тем сильнее она становится в перспективе. 

Тревога как дракон, который поселился в вашем королевстве и требует дань в виде десяти крестьян на съедение. Дать ему то, что он хочет? Сегодня дракон будет доволен и оставит вас в покое. Но завтра он станет сильней и потребует сто крестьян, а затем тысячу.  Если «гуглить» симптомы становится привычкой, которой сложно противостоять, — стоит насторожиться. 

Чтение отзывов — отдельная проблема: это искажение реальности. Когда в ресторане нам просто «окей», вряд ли захочется написать отзыв. Другое дело, если официант плюет в суп. Так и со здоровьем: люди редко пишут в интернете о своей болезни, если она хорошо поддается лечению, или о препарате, который легко переносится. 

Современная медицинская наука опирается на исследования, которые максимально исключают любые факторы предвзятости, например эффект плацебо, но разобраться в том, насколько исследование достоверно, может только специалист.

Ипохондрия — это не набор симптомов, это и есть симптом, но чего? Многие психологи ссылаются на «недостаток внимания» у пациента — пришел к врачу, значит, требует заботы». Обоснованное ли это утверждение?

В современной медицине принята биопсихосоциальная модель, а это значит, что  у расстройства нет одной причины. Оно обусловлено сочетанием факторов: биологических (генетика, темперамент), психологических (опыт тяжелой болезни или модель поведения родителей) и социальных (вспомним общепринятый миф о наличии герпетической нейроинфекции при температуре 37,1 и повышенной утомляемости). 

Не стоит смешивать ипохондрию с так называемой вторичной выгодой — случаями, когда с помощью реальной или симулируемой болезни человек приобретает дополнительный «профит». Например, группу инвалидности или внимание близких, а после активно пользуется этим.

При ипохондрии схожее явление может встречаться, но не чаще, чем при других проблемах с психическим или физическим здоровьем.

Уместна «презумпция невиновности», пока не очевидна вторичная выгода. Все же ипохондрия — это страдание, от которого пациент заинтересован избавиться и вернуться к обычной жизни как можно скорее.

Паническая атака, полное отчаяние, поиск ответов на форумах, решение пойти к врачу, анализы, ужас ожидания, опровержение смертельного диагноза. Как разорвать эту цепочку? И нужно ли это делать, если единственное, что успокаивает, — доказательства, что ты в порядке?

Заверения в том, что человек здоров, помогают очень ненадолго — до появлений новых симптомов. Для того, чтобы научиться противостоять тревоге, необходимо отказаться от всех вариантов защитного поведения: обращения по  малейшему поводу в медицинские учреждения, обследований, заверений врачей и родственников, приема ненужных лекарств.

Стрессоустойчивость основана на принятии некой меры неопределенности — признании, что нет возможности обеспечить свою безопасность на 100% во всех сферах. Осознание факта нашей смертности и рациональное разграничение необходимых и излишних мер предосторожности может открыть путь к свободе от тревоги и счастливой жизни.

Но для достижения такого уровня осознанности может понадобиться специализированная психотерапевтическая помощь.

Иллюстрации — Алина Кропачова.

Иллюстрации — Алина Кропачова.

«Не ной», «занимайся спортом», «нужно больше работать, тогда времени на эту дурь не останется», «просто наслаждайся каждым днем», «тебе 20, сходи повеселись, наконец» — всем известны это стереотипные фразы. А что реально поможет ипохондрику отвлечься и вернуть жизнь в колею?

Когнитивно-поведенческая терапия и антидепрессанты имеют научно доказанную эффективность при лечении тревожных расстройств. Это основа общепринятых протоколов лечения. 

Заниматься спортом и постепенно возвращаться к привычной жизни на самом деле необходимо. Но ключевые слова здесь — постепенно и поэтапно. Психотерапевтические вмешательства помогают пациенту понять, что процесс «возвращения» безопасный. Тогда процесс выздоровления становится осознанным выбором, а победа над расстройством — личным достижением.

Советы типа «возьми себя в руки» или «иди развейся» — классический пример невежественного обесценивания эмоционального состояния человека. Никто не выбирает себе такую жизнь — тревога причиняет человеку сильный дискомфорт, попавший в такую ловушку не может выбраться из нее без помощи. Фразы вроде «ты себя накручиваешь» и «ты сам себе придумал болезнь» не работают, только ранят. 

Ожидание неприятностей со здоровьем приводит к эффекту «самосбывающегося пророчества». Это так? Или скорее неудачная попытка уговорить ипохондрика не быть таким, какой он есть?

Симптомы тревоги — допустим, слабость и головокружение — интерпретируются как признаки тяжелой болезни (например, опухоли головного мозга), что усиливает тревогу. Это ведет к усилению существующих  и появлению новых телесных ощущений — появляется порочный круг. 

Физических симптомов тревоги очень много, еще больше нормальных телесных ощущений, которые не попадают в фокус внимания человека, если он не сосредоточен на выявлении признаков болезни.

Ипохондрикам зачастую кажется, что врачи невнимательны, не назначают нужных обследований, задают неправильные вопросы или игнорируют причинно-следственную связь. Где грань между излишней тревогой и нормальным требованием к диагностике?

В медицине цивилизованных стран существуют четкие и абсолютно понятные рекомендации относительно объема необходимых диагностических процедур.

Лишние обследования и анализы вредны, так как они дают дополнительную пищу для тревоги. К сожалению, парадигма отечественной медицины морально устарела, и назначения «на всякий случай» служат скорее юридической безопасности врача, чем реальным потребностям пациента.

Я рекомендую своим пациентам, страдающим тревогой о здоровье, заключать декларацию с семейными врачами, которые следуют принципам доказательной медицины, в которой неприемлемы не обоснованные международными протоколами обследования.

Иллюстрации — Алина Кропачова.

Иллюстрации — Алина Кропачова.

Моя жена / мой муж / мама — ипохондрик. Как им помочь?

  • Относиться с пониманием того, что страдания близкого человека реальны.

  • Поддерживать движение к выздоровлению, но не подталкивать и не прививать чувство вины.

  • Рекомендовать и по возможности обеспечивать профессиональную помощь.

Комментарии